27 Март 2017 ПонедельникRSS wdgt
Загрузить свои фото на сайт

Логин:
Пароль:

(что это)

Яндекс цитирования
ОСНОВАНИЕ И СТРОИТЕЛЬСТВО КРЕПОСТИ ОРЕШЕК

Шлиссельбургская крепость (Орешек)- памятник русского оборонного зодчества. История крепости в далёком прошлом пограничной твердыни Новгорода, тесно связана с борьбой русского народа за земли по берегам Невы и Финского залива, которые стремились оттргнуть шведские завоеватели.
В 1323 году князь Юрий Данилович, внук Александра Невского, построил на небольшом Ореховом острове в истоке Невы деревянную крепость, которую назвали по месту нахождению Ореховой или Орешком. В Новгородской летописи об этом событии записано: "В лето 6831 (1323 от Р.Х.). Ходиша Новгородци с князем Юрьем и поставиша город на устье Невы, на Ореховом острове".
Выбирая место для постройки, новгородцы учли естественную защищённость и неприступность острова: он отделён от материка двумя широкими, с сильным течением протоками Невы. Деревянную крепость окружили земляным валом. Орешек преградил северным соседям-Шведам вход в Ладожское озеро. Это дало возможность новгородцам удерживать за собой путь по Неве к Финскому заливу, важный для торговли Новгорода со странами Западной Европы.
Новгородские летописи рассказывают об упорной борьбе Новгородцев со Шведами за обладание Орешком. В августе 1348 года Шведские войска подошли к Орешку Литовский князь Наримонт, военачальник ореховцев, находился в Литве. Шведам удалось овладеть крепостью. Но они продержались в Орешке не долго. В Ладоге собралось ополчение из разных русских городов, и 24 февраля 1349 года русские отвоевали Орешек. Во время боя деревянная крепость сгорела.
Через три года на месте сгоревшей деревянной крепости Новгородцы построили в Орехове новую, на этот раз каменную. Строительством руководил глава Новгородской республики архиепископ Василий.
Остатки стен каменной крепости 1352 года были обнаружены в 1968-1969 годах. Крепость располагалась на холме в юго-восточной части острова, занимая приблизительно пятую его часть. В плане она имела форму неправильного треугольника. Строители учли особенности рельефа местности: две стены- восточная и южная- следовали изгибам береговой линии острова. Крепостные стены протяжённостью 351 метр, высотой 5-6 метров, шириной около 3 метров были сложены из крупных валунов и известковых плит на известковом растворе. Фундаментом служили три ряда валунов, уложенных на глине. По верху стен был устроен боевой ход с квадратными бойницами.
Крепость имела три приземистые прямоугольные башни, которые возвышались над стенами. Воротная башня стояла почти в центре северной стены, две другие располагались в юго-западном и северо-восточном углах. Фрагмент северной стены новгородской крепости1352 года с Воротной башней законсервирован и стал одним из ценных экспонатов музейной экспозиции.
Вдоль западной стены древнего Орешка, в 25 метрах от неё, проходил трёхметровой ширины канал, пересекая остров с севера на юг (засыпан в начале XVIII века). Канал отделял крепость от посада, занимавшего всю западную часть острова. В 1410 году пасад тоже оградили стеной, повторявшей изгибы береговой линии. Двор крепости и пасад были тесно застроены одноэтажными деревянными домами, в которых жили воины, земледельцы и рыбаки, купцы и ремесленники.
Крепость 1352 года- типичное военно-оборонительное сооружение доогнестрельного периода. Об этом свидетельствует её планировка, криволинейность стен, местоположение башен - они лишь слегка выступают за лицевую линию стен.
К концу XV века - и началу XVI века, когда при осаде крепостей стали применять мощную артиллерию, стены и башни Орешка, построенные Новгородцами задолго до появления огнестрельного оружия, перестали соответствовать новой военной технике. В ту пору крепость являлась уже владением Московского централизованного государства. В 1478 году Новгород Великий утратил политическую самостоятельность. Его земли вошли в состав Московского централизованного государства. По указанию Московского правительства развернулись фортификационные работы по коренной реконструкции всех бывших Новгородских крепостей - Ладоги, Яма, Копорья, Орешка. Эта реконструкция должна была обеспечить их обороноспособность в условиях применения огнестрельного оружия.
Старая, Новгородской постройки Ореховская крепость была разобрана почти до фундамента, и на острове поднялась новая мощная твердыня. Стены и башни Орешка начала XVI века в значительно изменном виде и сохранились до наших дней.
В плане крепость представляла собой вытянутый шестиугольник, стороны которого почти повторяли очертания небольшого острова. Она состояла из двух частей: собственно "города" и дополнительного укрепления внутри него - цитадели.
Семь башен города:
1) Королевская
2) Флажная
3) Головкина
4) Безымянная
5) Головина
6) Государева
7) Меншикова


Все башни возведены по всему периметру стен на приблизительно равном расстоянии друг от друга ( в среднем в 80 метрах). Цитадель защищали три башни - Светличная, Колокольная(Часовая), Мельничная. До нашего времени сохранилось только шесть башен. Остальные четыре были разобраны до фундамента.
На северной стороне крепости, обращённой к правому протоку Невы,были поставлены две башни - Меншикова и Государства - воротная. К западу от Государевой расположена самая мощная из башен - Головина; к её стенам в 1583 году была сделана двухметровая прикладка. Башня обороняла подступы к крепости со сторон устья Невы. С её верхнего яруса хорошо просматривались берега, поэтому здесь размещался сторожевой пост.
Южная, самая уязвимая сторона крепости, обращённая к левому протоку Невы с маленькими островками, на которых можно было поставить орудия и обстреливать крепость, защищалась башнями Безымянной и Головкиной. На юго-восточном и северо-восточном углах крепости возвышались башни Флажная и Королевская. Сильно выдвинутые вперёд за лицевую линию стен, обе башни были хорошо приспособлены для ведения фронтального и флангового огня.
Все башни, кроме Государевой, прямоугольной в плане, - круглые. Их диаметр внизу достигает 16 метров, толщина стен около 4,5 метра. Диаметр внутренних помещений нижнего яруса составляет у всех башен около 6 метров. Только у Королевской башни он больше - 8 метров. Высота башен достигала 14-16 метров. Все они были увенчаны шатровыми кровлями.
Каждая башня имела 4 этажа (яруса), или как говорили в древности, боя. Нижний ярус, или подошвенный бой, каждой башни перекрыт каменным сводом. Второй, третий и четвёртый ярусы отделялись друг от друга деревянными настилами - мостами. С яруса на ярус вели выложенные в толще стен лестницы. Башни имели щелевидные бойницы, по 5-6 в каждом ярусе. Для равномерности прострела пространства перед башнями бойницы в разных ярусах были несколько смещены по отношению друг к другу. У большинства башен на уровне второго яруса со стороны крепостного двора имелись дверные проёмы для вентиляции и подъёма боеприпасов. Входы в башни размещались на уровне земли.

Проезд в крепость находился в первом этаже Государевой башни. Он был не сквозным, как обычно в крепостях, а изогнутым под прямым углом. Это усиливало обоонную мощь проездной башни: изогнутость проезда затрудняла применение таранов. Ворота располагались в западной и южной стенах. Кроме ворот проезд ещё закрывался опускными коваными решётками - герсами. Подступы к западным воротам преграждали частокол, ров, соединявшийся с Невой, и подъёмный мост. Пространство перед входом простреливалось как из башенных бойниц, так и из подошвенной бойницы крепостной стены. В начале XVIII века при сооружении перед башней частокол разобрали, а столетие спустя засыпали ров, сняли подъёмный мост и герсы.
Государева башня восстановлена рестовраторами.
Общая длина крепостных стен (с башнями) составляет 740 метров, их высота - 12 метров, а толщина кладки у подошвы - 4,5 метра. По верху стен был устроен крытый боевой ход, имевший сообщение с башнями и соединявший все пункты обороны. В начале XIX века его разобрали до основания бойниц. В настоящее время боевой ход восстановлен на стене между Государевой башней и башней Головина.
Стены и башни Орешка сложены из известняка. Наружные поверхности стен состоят из правильно обтёсанных блоков, а пространство между ними заполнено плитяной забутовкой.
В северо-восточном углу крепости находится небольшая цитадель - крепость в крепости, отделённая от остальной территории 12-метровым каналом (засыпан в 1882 году) и защищённая своими стенами с тремя башнями. Каждая башня цитадели имела определённое назначение: Светличная защищала вход в цитадель, колокольная имела надстройку для вестового колокола, который позже сменили часы, на Мельничной в начале XVIII века существовала ветрянная мельница.Из башен цитадели уцелела только одна - Светличная.
В стенах цитадели - между башнями Мельничной, Колокольной и Светличной - проходили сводчатые галереи, в которых хранили запасыпродовольствия и боеприпасов.
Через канал, огибавший цитадель с западной и южной сторон, был перекинут деревянный подъёмный мост, который в случае опасности закрывал арку входа в стене цитадели. Кроме того вход закрывали створы ворот и опускная решётка-герса. Герсу сняли в 1816 году.
Все башни цитадели соединял боевой ход, <<влаз>> на который был пристроен к западной стене во дворе цитадели. В этой же стене распологалась небольшая светлица - жилое помещение для военачальника (от неё получила название стоящая рядом башня). Под светлицей находилась изолированная сводчатая камера - возможно склад или убежище.
Система обороны цитадели отличалась рациональностью. Во дворе цитадели, перед входом в Мельничную башню, был вырыт колодец. В восточной стене, возле Королевской башни, существовал запасной выход к Ладожскому озеру, защищённый воротами и герсой (в XVIII веке при постройке здания Старой тюрьмы проход закрыли).
Канал не только преграждал подступы к цитадели, но и служил внутренней гаванью. Через <<водные>> ворота, арка которых выложена в толще северной крепостной стены, примыкающей к Светличной башне, в эту гавань входили суда.
В XVI веке внутри крепости имелась только одна каменная постройка - одноапсидная церковь Спаса (разобрана в 70-х годах XVIII века).
Орешек XVI века - типичный русский город, административный и военный центр обширной округи. Внутри крепости находился только гарнизон. Гражданское, посадское население - земледельцы, торговые люди, ремесленники - жило на обоих берегах Невы - на Корельской и Лопской сторонах (теперь деревня Шереметьевка и город Шлиссельбург). Связь с крепостью осуществлялась с помощью лодок. При приближении врага посадские люди спешили укрыться за крепостными стенами.
Согласно Писцовой книге, созданной около 1500 года, на основе сведений 1480-х годов, в Орешке насчитывалось 202 двора. по числу дворов он был больше Ладоги и Копорья и лишь немного уступал Яму. Ореховский уезд, существовавший, по-видимому, с XV века, занимал большую территорию. В него входило 20 сёл, 1274 деревни и 3030 дворов, по преимуществу с русским населением.
Новая Ореховская крепость, возведённая в начале XVI века с учётом новых приёмов ведения боя, могла выдержать длительный обстрел сильной артилерии. При реконструкции Орешка строители применили новые решения, характерные для крепостей конца XVI - начала XVI века - геометризм планировки, выдвинутость башен за лицевую линию стены, ритмичную расстановку их по всему периметру стен, ярусность башен, продуманную конструкцию боевого хода, бойниц, каменных лестниц. Орешек, по свидетельству очивидцев, был неприступным. Так, шведский дворянин Пётр Петрей, посетивший Россию в 1614 году, писал, что овладеть крепостью "можно либо голодом, либо по соглашению".
Стены Орешка неоднократно были свидетелями беспримерного героизма русских людей. В 1555 и 1581 годах шведские войска штурмовали крепость, но с большими потерями вынуждены были отступить. В мае 1612 года после девятимесячной осады им всё же удалось захватить Орешек. Из тысячи защитников крепости в живых осталось только около ста человек - остальные умерли от болезни и голода во время осады.
В период 90-летнего владения крепостью, которую шведы переименовали в Нотоебург, они не вели нового строительства, а лишь ремонтировали стены и башни, застраивали крепостной двор. В 1686-1697 годах они разобрали и заново сложили Королевскую башню. Это единственное капитальное сооружение периода шведской оккупации.
Башни и стены крепости сильно изменились за пять веков существования. Их нижние части скрыты бастионами и куртинами XVIII века, верхние на высоту до трёх метров разобраны в 1816-1820 годах. Как уже говорилось, четыре башни из десяти разобраны до основания, а уцелевшие полностью утратили верхние ярусы. Большой ущерб нанесли крепости обстрелы вражеской артиллерии в годы Великой Отечественной войны. И всё-таки сквозь все разрушения и утраты достаточно отчётливо проступает неповторимый облик былой твердыни, мощь её укреплений.
В ходе Северной войны (1700-1721) освобождение Орешка было одной из основных задач, так как именно эта крепость открывала для России выход в Балтийское море, жизненно необходимый для развития страны.
Задача перед Петром I стояла трудная. Крепость Нотебург к началу XVIII века ещё была вполне обороноспособной. К тому же шведы господствовали на Ладожском озере, и островное положение орешка делало овладение крепостью особенно трудным. Гарнизон крепости во главе с комендантом подполковником Густавом фон Шлиппенбахом насчитывал около 500 человек и распологал 140 орудиями. Находясь под защитой мощных крепостных стен, Он мог оказать упорное сопротивление русским войскам. Трудность овладения крепостью усугублялось тем, что русские не имели флота. Готовясь к штурму Орешка, Петр I приказал построить в Архангельске два судна. С огромным трудом, волоком через тайгу и болота Карелии, ватаги белозёрских, каргопольских и онежских крестьян и поморов тащили их до Онежского озера. Потом суда спустили на воду. Они прошли Онежское озеро, Свирь, вышли в Ладогу. Путь из Архангельска до истоков Невы занял почти два месяца. Первые русские отряды во главе с Петром появились под Нотебургом 26 сентября. С Петром пришло около четырёх тысяч солдат и офицеров. Всего в войске Шереметева, который официально был главнокомандующим русской армией под Нотебургом, насчитывалось 14 полков, включая гвардейские Семёновский и Преображенский. Поход из Архангельска, который русские совершили в 1702 году, был очень труден. Гвардейскме полки потеряли за время этого похода свыше половины своего личного состава из-за болезней.
27 сентября началась осада крепости. Русские полки стали лагерем на горе Преображенской. Напротив крепости,Э на левом берегу Невы, установили свои батареи. Затем под непосредственным наблюдением самого Петра по берегу Невы трёхверстной лесной просекой протащили из Ладожского озера лодки. 1 октября на рассвете на этих лодках на правый берег Невы переправилась тысяча солдат Преображенского и Семёновского полков.
При помощи лодок устроили наплавной мост через Неву для связи русских войск на правом и левом берегах. Крепость была окружена.
В тот же день, 1 октября, когда петровские войска заняли правый берег и перекрыли подходы к крепости по Неве, к коменданту был "послан трубач с предложением сдать крепость на договор". Шлиппенбах просил отсрочки на четыре дня, чтобы снестись с нарвским комендантом. Но в такой возможности шведскому гарнизону было отказано. В четыре часа дня русские батареи открыли огонь по крепости ядрами и бомбами. Бомбордирование продолжалось непрерывно в течении 11 дней, до самого штурма.
В результате непрерывного обстрела крепостных стен и башен 6 октября в крепости загорелись деревянные постройки. Шведы с трудом сумели погасит пожар, угрожавший взрывом порохового склада.
С 7 октября шли решающие приготовления к штурму. К этому времени в крепостной стене между башнями Головина и Безымянной и в самих башнях были пробиты три огромные, но слишком высоко расположенные бреши.
Штурм крепости начался 11 октября в 2 часа ночи. Непосредственно перед его началом русская артиллерия произвела по крепости несколько выстрелов "огненными" ядрами, что вызвало сильный пожар. Затем на остров переправились на лодках первые "охотники" - десантники.
Штурм продолжался непрерывно 13 часов. Сделанные для подъёма на крепостные стены лестницы оказались короткими. Они не позволяли штурмующим поднятся на верх. Стеснённые на полоске земли между крепостными стенами и башнями и Невой, русские солдаты героически выдерживали сильный огонь шведского гарнизона и несли значительные потери.
Пётр I послал на остров офицера с приказом командиру штурмующего отряда подполковнику Семёновского полка М. М. Голицыну отступить. Голицын ответил посыльному: "Скажи царю, что теперь я уже не его, а божий", - и велел оттолкнуть от острова лодки. Штурм продолжался. На русских сверху обрушивались картечь и калёные ядра, зажжённые бомбы, но они выстояли.
Когда на помощь отряду Голицына переправился на остров с отрядом добровольцев Семёновского полка подпоручик А.Д. Меншиков, шведы дрогнули. Комендант Шлиппенбах в пятом часу дня велел ударить в барабаны, что означало сдачу крепости.
Шведский историк Мунте писал, что в результате обстрелов в крепость попало свыше 6 тысяч бомб, более 10 тысяч снарядов, она сильно пострадала, а горнизон понёс большие потери. Это заставило Шлиппенбаха пойти на капитуляцию.
Переговоры об условиях сдачи крепости прошли очень быстро. Предача крепости в руки русских происходила 14 октября.С побеждённым поступили гуманно. Шведский горнизон был выпущен из Нотебурга с четырмя пушками, с распущенными знаменами. Он состоял из 83 здоровых и 156 раненых - остальные пали во время осады и штурма. Солдаты шли с личным оружием, с пулями во рту в знак того что они сохранили свою воинскую честь.
Русские солдаты, погибшие при штурме крепости, были похоронены на братской могиле на территории крепости. Она в дальнейшем почиталась как священное место Шлиссельбургской крепости.
В 1902 году, в день 200-летия взятия Нотебурга, на братской могиле состоялась торжественная панихида. В крепости ещё в то время томились народовольцы, и жандармы предложили одному из узников, бывшему кузнецу П. А. Антонову, вырезать на медной доске имена всех павших и похороненных в крепости. Он эту работу выполнил. Долгое время медная доска с именами погибших русских воинов находилась в Иоанновском соборе, построенном в 1828 году. Руины собора, разрушенного в годы Великой Отечественной войны, находятся в центре крепостного двора. Доска в настоящее время хранится в фондах Государственного музея истории Ленинграда.
После взятия Нотебурга он был переименован в Шлиссельбург, что значит "ключ-город". Со взятием его для русских открылся выход в Неву. На Государевой башне Пётр приказал укрепить ключ от крепости в ознаменование того, что взятие крепости послужит ключом к дальнейшим победам в Северной войне и откроет путь к Балтийскому морю, до которого оставалось всего 60 вёрст.
В октябре 1702 года в крепости были начаты большие строительные работы. Пётр I придавал отвоёванной у шведов крепости такое большоё значение, что оставался в ней до декабря 1702 года и лично руководил работами по сооружению новых укреплений - землянных бастионов. Орудия, установленные на бастионах, имели большой радиус действия и могли вести перекрёстный огонь. Это давало возможность поражать войска неприятеля при подходе к острову. Строили бастионы спешно: крепость в любую минуту могла подвергнуться нападению шведов.
За строительством кроме Петра I наблюдали его ближайшие сподвижники - Ф. А. Головин, Г. И. Головкин, Н. М. Зотов, А. Д. Меншиков, К. А. Нарышкин. В последствии их именами были названы некоторые бастионы, а позднее и соответствующие им башни.
Постройка четырёх бастионов - Головина, Зотова(Государева), Нарышкина(Королевского), и Головкина на узкой полоске земли между подошвами башен и водой была связана со значительными трудностями. Каждый из них представлял собой в плане неправильный пятиугольник, открытый в сторону башни. Земляные укрепления строились из фашин (связок прутьев), засыпанных привезённой с берега землёй. Для предохранения земляных насыпей от размыва течением Невы их прекрыли деревянными срубами и булыжным камнем.
Бруствер - повышенная часть бастиона - состоял из нескольких рядов засыпанных землёй фашин. На нём и лежали дула орудий.
В 1715 году перед башней меншикова построили последний, пятый, бастион.
Землянные укрепления требовали постоянной заботы: почти ежегодно их размывало водой. С годами ремонтировать бастионы становилось всё труднее. 21 мая 1740 года был утверждён проект перестройки бастионов в камне, разработанный инженер-капитаном Николаем Людвигом.
За производством работ наблюдал генерал-аншеф Абрам Ганнибал - начальник Ладожского канала и кронштадских строений, видный фортификатор, создавший линию укреплений на севере Выборгской губернии. Основные работы по реконструкции бастионов были выполнены в 1755 - 1765 годах. В камень оделись Головин, Государев, Меншиков, Королевский и Головкин бастионы. Тогда же был построен шестой бастион - Флажный. Одновременно возвели куртины - треугольные в плане стены, соединившие бастионы в единую систему укреплений. Каменные бастионы стали значительно больше землянных по площади.
Наружные (эскарповые) подпорные стены бастионов и куртин сложены из известняка. Площадки бастионов - валганги остались земляными. На валгангах на деревянных платформах стояло по 5-7 орудий. Бруствер также был земляным с одернованными амбразурами. В настоящее время брустверы на бастионах скрыты, а вокруг крепостных стен по бастионам и куртинам проложена дорога. В своё время Шлиссельбургская бастионная крепость была первоклассным фортификационным сооружением.
План реставрации крепости предполагает восстоновление бастионов. Оно уже начато: в 1983 году строители приступили к реставрации.
На протяжении XVIII века на территории крепостного двора шло большое строительство. В 1715-1728 годах была построена солдатская казарма, в 1716-1740 годах - монетный двор. Монетный двор использовался как цейхгауз. Оба здания начал строить архитектор И. Г. Устинов. После его отъезда в Москву работами руководил главный зодчий столицы Д. Трезини. По проекту Устинова в 1718 году началось сооружение деревянного дворца А. Д. Меншикова. Три года спустя, в 1722году, архитектор Трезини приступил к постройке деревянного дворца Петра I, или Государева дома.
Была реконструирована Колокольная башня. Сначала, ещё при Устинове, она получила двухъярусное завершение, а в 1728-1730 годах по проекту Трезини на башне был установлен 20-метровый шпиль.
В 1776-1779 годахна месте разобранной церкви XVI века была построена по проекту архитектора А. Ф. Виста церковь Иоанна Предтечи, а через 49 лет в центре крепостного двора - Иоанновский собор.
Двухэтажное здание, предназначенное для размещения пятитысячного гарнизона, имело высоту более 7 метров и примыкало к крепостной стене, занимая пространство от Государевой башни до цитадели. Со стороны двора казарма имела двухъярусную сводчатую галерею. Вдоль фасада здания проходил шестиметровой ширины канал. В 1882 году галерея была разобрана, а канал засыпан. С середины XVIII века казарму стали использовать для заключения узников.
Строительство оборонительных сооружений в Шлиссельбургской крепости закончилось в XVIII веке. К этому времени она утратила оборонительное значение. В XIX и начале XX века на крепостном дворе возводились здания, связанные с новым назначением Шлиссельбургской крепости, которая стала использоваться как государственная тюрьма.

ШЛИССЕЛЬБУРГСКАЯ КРЕПОСТЬ - ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЮРЬМА

В начале XVIII века крепость была превращена в государственную тюрьму. Тюремных зданий тогда в крепости ещё не имелось, поэтому для заключения узников использовали постройки другого назначения - солдатскую, или "нумерную" казарму, не сохранившиеся до нашего времени различные деревянные постройки (дом Меншикова, дом Петра I, или государев дом).
В первой половине XVIII века узникам Шлиссельбургской крепости были члены царской семьи, претенденты на престол, опальные царедворцы и вельможи.
В 1718-1719 годах в крепости находилась сестра Петра I Мария Алексеевна, заточённая сюда за участие в заговоре царевича Алексея протв своего отца.
В 1725 году, после смерти Петра, по приказу Екатерины I в крепость привезли из староладожского Успенского монастыря Евдокию Лопухину - первую жену покойного императора. Екатерина видела в ней опасную для себя претендентку на престол. В 1727 году внук Евдокии Лопухиной Пётр II, вступив на престол, освободил её из крепости. Последние четыре года жизни она провела в Новодевичьем монастыре в Москве.
В конце 1730-х годов Анна Иоановна заточила в крепость князей Долгоруких, и князя Д. М. Голицына, членов верховного тайного совета, которые пытались ограничить самодержавную власть императрицы. Верховный тайный совет - высшее государственное учреждение Росси в 1726-1730 годах. В разгоревшейся в нём борьбе за власть перевес был первоначально на стороне Меншикова. При Петре II верх взялародовитая знать - князья Долгорукие и Голицын. Они стремились ликвидировать результаты преобразовательной деятельности Петра I. Меншиков был сослан в Берёзов. После смерти Петра II (19 января 1730 года) "верховники" предприняли попытку ограничить самодержавие в интересах аристократии. Они возвели на престол Анну Иоанновну, подписавшую "кондиции" - условия, ограничивающее её власть. Она обязалась управлять государством по согласованию с Верховным тайным советом, без его ведома не объявлять войны, не заключать мира, не подвергать дворян уголовному наказанию, не увеличивать подати и т.д.
Однако политика Верховного тайного совета не нашла поддержки широких слоёв дворянства. 25 февраля 1730 года Анна Иоанновна разорвала "кондиции" и манифестом от 4 марта1730 годаупразднила Верховный тайный совет.
После смерти Анны Иоанновны, в 1740 году, императором был объявлен её внучатый племянник - двухмесячный младенец Иван Антонович, сын Анны Леопольдовны и Антона Ульриха, герцога Брауншвейгского. Регентом при малолетнем императоре был был назначен курляндский герцог Бирон, фаворит покойной императрицы.
Но 8 ноября 1740 года принцесса Анна Леопольдовна распорядилась арестовать Бирона с семьёй и братом и отправить их в Шлиссельбургскую крепость. Они пробыли в заключении около шести месяцев, пока производилось следствие. В июле 1741 года Сенат приговорил Бирона за "безбожные и зловымышлинные" преступления к смертной казни, но Анна Леопольдовна заменила казнь заточением в сибирском городке Пелыме.
Когда на престол вступила дочь Петра I Елизавета, она разрешила Бирону безвыездно жить в Ярославле, куда он переехал в марте 1742 года.
В 1756 году узником крепости стал шестнадцатилетний Иван Антонович, провозглашённый после смерти Анны Иоанновны императором. С 1744 года его содержали по приказу Елизаветы Петровны в Холмо-горах. Отсюда он был вывезен ночью, с соблюдением строжайшей тайны, и доставлен в Шлиссельбургскую крепость под именем "безымянного колодника". Была выработана специальная инструкция о содержании этого узника. За ним надзирали три офицера. Им предрисывалось содержать в величайшей тайне всё, что связанно с узником. Кроме этих трёх офицеров, никому не разрешалось входить в казарму, в которой его поместили. В сенях у казармы постоянно стояли двое часовых с заряженными ружьями. На время уборки помещения узник должен был находиться за ширмами, чтобы его никто не мог видеть.
В 1764 году подпоручик Смоленского пехотного пока В. Я. Мирович, который нёс караульную службу в крепости, решил освободить Ивана Антоновича, привезти в Петербург, провозгласить императором, расчитывая получить от "благодарного" императора титулы, чины, земли, а главное, деньги. Но осуществить этот план ему не удалось. Охрана выполнила секретное предписание, данное её по приказанию Екатирины II: "Ежели паче чаяния случится, чтоб кто-то захотел арестанта у вас отнять... то арестанта умертвить, а живого никому его в руки не отдавать"". Мировича арестовали, передали суду и казнили.
С конца XVIII века Шлиссельбургская крепость - политическая тюрьма, в которой томились борцы с самодержавием и крепостничеством.
Усиление политического и экономического гнета со стороны царской администрации и местных феодалов, насильственная христианизация мусульманского населения привели к волнениям в Башкирии. Весной 1755 года вспыхнуло восстание. Непосредственным поводом к выступлению послужил сенатский указ 16 марта 1754 года, запретивший башкирам свободную добычу соли из местных соляных месторождений. В востании принимали участие кроме башкир татары, удмурты, чуваши, мишари(мещеряки). Их поддерживало и мусульманское духовенство.
Мулла Батырша Алеев требовал, чтобы башкиры не выполняли указы царского правительства, возбуждая справедливую ненависть к царской власти. Но борьба рядовых участников была направлена не только против гнета русского самодержавия, но и против эксплуатации местных феодалов.
Восстание было жестоко подавлено царскими войсками. Батыршу арестовали и заключили в Шлиссельбургскую крепость. Он пробыл в одиночной камере 5 лет. В июле 1762 года при попытке к попегу Батырша был убит.
Среди первых узников Шлиссельбургской крепости были прогрессивные деятели русской культуры - писатель Фёдор Васильевич Кречетов и журналист-издатель Николай Иванович Новиков.
Кречетов с 1761 года состоял на государственной службе - сначала был писцом, затем копиистом в юстиц-коллегии, писарем в штабе фельдмарша А. Г. Разумовского, служил в Тобольском пехотном полку. В чине поручика вышел в отставку. Он был образованным человеком и занимал прогрессивные позиции по важнейшим вопросам русской общественной жизни.Кречетов мечтал о широкой деятельности на пользу родины. Он возмущался произволом и бесправием, считал необходимым освободить крестьян от крепостной зависимости, облегчит службу солдат. В 1785 году Кречетов создал тайное прсветительское общество и выступал с требованием ограничения самодержавия, равноправия граждан, реформы суда, всемерного распространения знаний в народе. В 1786 году он начал издавать журнал, который был запрещён цензурой после выхода первого номера.
В 1793 году Кречетова по доносу арестовали. Отобранные у него рукописи стали тяжкими уликами против него. 18 июля 1793 года после объявления приговора Кречетова заключили в Петропаловскую крепость, а через полтора года перевели в Шлиссельбург. В предписании коменданту крепости Колюбакину говорилось: "Арестанта по имени Кречетов принять и посадить в Шлиссельбургской крепости в одном из состоящих там порожних под под номерами покоев так, чтоб он никаких разговоров ни с кем не имел и содержан был наикрепчайше, на содержание его производиться будет 25 коп. в день".
Осужденного поместили во втором этаже «нумерной» казармы в камере № 5. Он пробыл в заключении шесть лет. В 1801 году по случаю вступления на престол Александра I Кречетова освободили. Из крепости он вышел больным, неспособным ни к какому труду.
В одно время с Кречетовым в Шлиссельбургской крепости находился известный общественный деятель и просветитель XVIII века Николай Иванович Новиков. Новиков родился в 1744 году в богатой дворянской семье. В 1769 году он оставил военную службу, которая обещала ему блестящую карьеру, и решил посвятить себя издательской деятельности. Он начал издавать сатирический журнал «Трутень», который имел антидворянскую, антикрепостническую направленность. В своих статьях Новиков показывал, что крепостное право ведет к гибели государство, к разорению страну и оно аморально и бесчеловечно. Однако справедливо видя в крепостничестве источник бедствий Росси, он не смог подняться до осознания революционной идеи, до понимания того, что только народ в вооружённой борьбе может уничтожить ненавистный режим. Как просветитель Новиков верил в силу просвещения, пологая, что главный и единственный путь к уничтожению крепостничества - воспитание.
В 1779—1792 годах Новиков развернул широкую (просветительную деятельность: сосредоточил в своих руках три типографии, издавал газету "Московские ведомости", журналы "Утренний свет", "Московское ежемесячное издание", "Прибавление к "Московским ведомостям", "Детское чтение" и другие, редактировал и издавал сотни книг по всем отраслям знаний. Организовал широкую книготорговлю, открыв книжные лавки в шестнадцати городах. Оказал значительную помощь крестьянам, пострадавшим от голода в 1787 году.
Екатерина II с недовольством следила за деятельностью Новикова. Указом от 22 апреля 1792 года она приказала произвести обыск у издателя, проживавшего тогда в своем подмосковном имении. При обыске нашли книги, напечатанные в тайной типографии, а в московских магазинах Новикова обнаружили книги, продажа которых была запрещена.
В том же году по приказу императрицы издатель был заключен в Шлиссельбургскую крепость на 15 лет. Новиков, "человек его" (т. е. слуга) и доктор Баг-рянский были помещены в камеру 9 в нижнем этаже "нумерной" казармы. Других арестантов в нижнем этаже в то время не содержали, очевидно в целях полной изоляции узника. Новиков в крепости голодал. На содержание всех троих отпускали один рубль в сутки, но этого было совершенно недостаточно, так как приходилось тратить деньги на покупку лекарств — Новиков был болен. Долгое время ему были запрещены прогулки. Тяжело переживал узник и запрещение иметь в камере книги, кроме библии, "претерпивал нужду и бедность во всяком белье и платье".
После смерти Екатерины II по приказу Павла I 9 ноября 1796 года Новиков был освобождён. Он вышел оттуда сломленный физически и морально.
В 1762 году по приказу Петра III в крепости началось строительство первого тюремного здания - Секретного дома. Проект постройки разработал архитектор Пётр Патон. В результате дворцового переворота Петр III был свергнут и убит в Ропше. Строительные работы приостановились на несколько лет. Только в 1798 году строительство секретного дома было закончено. Это тюремное здание вошло в историю революционного движения в Росси под названием Старой тюрьмы Шлиссельбургской крепости (так оно стало называться после того, как в 1884 году построили на большом крепостном дворе ещё одно тюремное здание - Новую тюрьму, узниками которой были народовольцы).
Старая тюрьма находилась в цитадели, отделённой высокими каменными стенами от большого крепостного двора. Обоими торцами здание упиралось в крепостные стены, разделяя в направлении с запада на восток двор цитадели на две неравные части. Так образовался большой двор цитадели (к югу от тюрьмы) и малый двор (к северу от неё).
Старая тюрьма имела простую планировку: вдоль прямоугольного в плане здания проходил сквозной коридор, по обе стороны которого размещались десять одиночных камер. На большой двор цитадели выходили три камеры, отделенные друг от друга пустыми промежутками (8, 9, 10). Остальные семь камер выходили окнами на малый двор цитадели. В четырех камерах (1, 4, 7, 9) было по два окна, в остальных — по одному. Камера 9 предназначалась для дежурного офицера Кроме одиночных камер в здании была кухня (рядом со Светличной башней) и солдатская караульня (в торце здания — у крепостной стены, обращенной к Ладожскому озеру). Со стороны большого двора цитадели было два входа в тюрьму, со стороны малого двора - один.
В окна камер были вставлены матовые стекла и железные решетки. Стены их были окрашены охрой, панели—темно-серой краской. В каждой камере стояли деревянные кровать и столик, металлический умывальник, окрашенный зеленой краской.
Секретный дом стал местом заточения декабристов, русских и польских революционеров 1830—1860-х годов, народовольцев. О них рассказывает музейная экспозиция, которая открыта в восстановленном здании тюрьмы в 1983 году.
Декабристы открыли историю русского революционного движения. Вооруженные выступления 14 декабря 1825 года на Сенатской площади в Петербурге, а затем в Черниговском полку на Украине ознаменовали собой начало первого этапа революционно-освободительного движения в нашей стране. Место и роль декабристов в революционной истории России с исчерпывающей полнотой определил В. И. Ленин в статье 1914 года "Из прошлого рабочей печати в России":
"Освободительное движение в России прошло три главные этапа, соответственно трем главным классам русского общества, налагавшим свою печать на движение: 1) период дворянский, примерно с 1825 по 1861 год; 2) разночинский или буржуазно-демократический, приблизительно с 1861 по 1895 год; 3) пролетарский, с 1895 по настоящее время. Самыми выдающимися деятелями дворянского периода были декабристы и Герцен".
Ненависть к самодержавию и крепостничеству, любовь к угнетенному народу объединили декабристов и их к патриотическому подвигу, который стал высоким примером для последующих поколений русских революционеров. Первое революционное, с оружием в руках выступление против самодержавия потерпело поражение. Пятеро руководителей движения - Пестель, Рылеев, Бестужев-Рюмин, Муравьев-Апостол, Каховский — были казнены на кронверке Петропавловской крепости в ночь на 13 июля 1826 года, 121 декабриста сослали в Сибирь на каторжные работы и вечное поселение. Некоторые декабристы в 1826-1834 годах, до отправки в Сибирь, были узниками Шлиссельбургской крепости.
Уже 9 января 1826 года комендант крепости получил предписание представить в собственные его величества руки сведения, сколько в ней находится мест для содержания арестантов, сколько их, кто именно содержится в крепости и сколько имеется свободных мест.
После суда над декабристами крепость приняла в свои стены 17 заключенных: трех братьев Бестужевых - Михаила, Николая и Александра, В.А. Дивова Я.М. Андреевича, А.П. Юшневского, А.С. Пестова, И.И. Пущина, И.И. Горбачевского, М.М. Спиридова, А.П. Барятинского,ВК.Кюхельбекера , Ф.Ф. Вадковского, В.С. Норова, П.А. Муханова, А.В. Поджио и И.В. Поджио. В ожидании отправки в Сибирь они провели в крепости от нескольких дней до нескольких лет.
Для последующей отправки в Сибирь декабристов свозили в Шлиссельбургскую крепость из Кексгольм-ской, Свеаборгской, Петропавловской и других крепостей. Их доставляли сюда и отправляли отсюда по назначению всегда закованными в ножные кандалы.
О пребывании в Шлиссельбургской крепости оставил воспоминания М.А. Бестужев. Он описал коменданта крепости Плуталова как вора и казнокрада. Только после смерти этого коменданта его преемник Фридберг выдал арестантам все, что полагалось, а именно: халаты, белье, тюфяки, постельное белье; заключенные получили возможность иметь табак и чай, камеры начали ремонтировать.
М. А. Бестужев рассказал о своем первом дне в камере Секретного дома: "Погода стояла теплая, окно открыто. Я подошел к нему и оцепенел от восторга, услышав в едва слышных постукиваниях вопрос (как я узнал после) Пущина, который спрашивал Пестова: "Узнай, кто новый гость в твоем соседстве?» Не помня себя, позабыв обычную осторожность, я бросился к окну, начал стучать и тем чуть не испортил дела. Меня вовремя остановили, и я, узнав все законы их воздушной корреспонденции, часто разговаривал даже с братом Николаем, который сидел в крайнем нумере, так, что между нами находилось 6 комнат".
Известно впечатление от пребывания в Шлиссельургской крепости декабриста И. И. Пущина. Он написал о нем в письме к родным, положившись на жандарма, отвозившего его в Сибирь, который обещал передать корреспонденцию по назначению. Но жандарм, спрятавший письмо в фуражку, случайно обронил ее по дороге, и письмо попало в III отделение. В этом письме Пущин писал: "Комендант на чудо отделал наши казематы, однако я благодарю бога, что из них выбрался, хотя с цепями..."
В другом письме Пущина, к отцу, которое жандарм, получивший его для секретной передачи адресату,
представил своему начальству, также есть несколько строк о пребывании в Шлиссельбургской крепости: "В Шлиссельбурге я ужасно сдружился с Николаем Бежевым, который сидел подле меня, и мы дошли до такого совершенства, что могли говорить через стену знаками так скоро, что для наших бесед не нужно было лучше языка".
Неизвестно, чем руководствовался царь, оставляв одних приговоренных в Петропавловской крепости, а других пересылая в иные места заключения.
Так, Иосифа Поджио, приговоренного к 12 годам каторги со снижением срока до 8 лет, отправили после объявления приговора в Свеаборгскую крепость, откуда в апреле 1828 года перевели в Шлиссельбургскую. Здесь его продержали шесть с половиной лет в условиях полного одиночества. О том, в каких условиях жил Поджио в Шлиссельбурге, известно из "Записок М. Н. Волконской": "За все эти годы он видел только своего тюремщика да изредка коменданта. Его оставляли в полном неведении всего, что происходило за стенами тюрьмы, его никогда не выпускали на воздух, и когда он спрашивал часового: "Какой у нас день?" - ему отвечали: "Не могу знать". Таким образом, он не слыхлл о Польском восстании, об Июльской революции, о войнах с Персией и Турцией, ни даже о холере; его часовой умер от нее у двери, а он ничего не подозревал об эпидемии. Сырость в его тюрьме была такова, что все его платье пропитывалось ею, табак покрывался плесенью, его здоровье настолько пострадало, что у него выпали все зубы".
Высочайшее повеление о заточении Иосифа Поджио в Шлиссельбург последовало после просьбы сенатора Бороздина. Поджио был женат на его дочери, которая хотела поехать за мужем на каторгу вопреки воле отца.
Место заточения Поджио держалось в строжайшем секрете. Периодически III отделение посылало коменданту крепости "уведомление" - "доставить приложенные при сем письмо и посылку находящемуся в Шлис-сельбургской крепости Осипу Поджио..." Только в январе 1829 года Поджио получил разрешение отвечать на письма, но по-прежнему запрещалось указывать место его нахождения. Через шесть с половиной лет пребывания в Шлиссельбургской крепости, 10 июля 1834 года, по распоряжению военного министра Поджио был отправлен в Сибирь.
Тяжелая судьба выпала на долю В. К. Кюхельбекера. Почти десять лет он провел в заключении в пяти царских крепостях. Арестованный 25 января 1826 года, он был доставлен в Петропавловскую крепость, из нее перевезен в Шлиссельбургскую, а оттуда -в Динабургскую. Из Дннабурга через четыре года его перевели в ревельскую цитадель, а из нее -в Свеаборгскую крепость, оттуда, наконец, в 1835 году отправили на поселение в Баргузин, в Восточную Сибирь.
Во время одного из таких переездов, на пути из Шлиссельбургской крепости в Динабургскую, 14 октября 1827 года на почтовой станции Залазы, недалеко от Боровичей, Кюхельбекера увидел Пушкин, возвращавшийся из Михайловского в Петербург. На следующий день Пушкин записал об этой встрече: "Один из арестантов стоял, опершись у колонны. К нему подошел высокий, бледный и худой молодой человек с черною бородою, в фризовой шинели... Увидев меня, он с живостию на меня взглянул. Я невольно обратился к нему. Мы пристально смотрим друг на друга — и я узнаю Кюхельбекера. Мы кинулись друг другу в объятия. Жандармы нас растащили. Фельдъегерь взял меня за руку с угрозами и ругательством - я его не слышал. Кюхельбекеру сделалось дурно. Жандармы дали ему ноды, посадили в тележку и ускакали".
История Шлиссельбургской крепости не знает заключения более длительного, чем заключение Валериана Лукасинского, майора польской армии, организатора патриотического польского общества для борьбы с российским царизмом. Он провел в одиночном заточении и крепости почти 38 лет (1830-1868). За эти годы не раз менялись коменданты, менялись часовые в тюрьмах крепости, в камерах побывали десятки секретных арестантов, только Лукасинский, жертва царского произвола, неизменно оставался на том же месте.
В конце 1821 года Лукасинский был назначен в состав суда для вынесения приговора трем офицерам крепости Замостье, которых обвиняли в недосмотре за заключенными. Первоначально суд вынес довольно мягкий приговор. Но наместник Варшавы, брат царя Александра I Константин, потребовал более строгого наказания в виде десятилетнего заключения в кандалах. Все судьи уступили этому требованию, воспротивился лишь Лукасинский. После этого он был исключен из действующей армии, за ним был учрежден тайный надзор, который выявил его руководящую роль в патриотическом обществе.
Лукасинского арестовали в Варшаве в 1822 году. Ему было тогда 36 лет. После двух лет следствия и предварительного заключения над ним и другими осужденными был исполнен приговор военного суда. С них сорвали погоны, ордена, в знак бесчестья сломали над головами шпаги. Одетые в серые тюремные халаты, с обритыми головами и закованные в ножные кандалы они должны были пройти с тачками перед войсками Варшавского гарнизона при оглушительном барабанном бое. Прямо с площади Лукасинского отвезли в тюрьму крепости Замостье, где он провел семь лет. В 1825 году за попытку организации заговора в крепости с целью освобождения Лукасинского приговорили к расстрелу, но наместник Варшавы заменил смертную казнь четырнадцатилетней каторгой. В 1830 году палата депутатов польского сейма обратилась к Николаю I с просьбой помиловать Лукасинского. В ответ на эту просьбу Лукасинского перевели в Бобруйск, а затем в Шлиссельбург с предписанием: "...государственного преступника Царства Польского содержать самым тайным образом, так, чтобы никто не знал даже его имени и откуда привезен".
В одном из своих писем М.А. Бакунин, тоже бывший узником Шлиссельбурга, рассказывал, как на большом дворе цитадели у Старой тюрьмы встретил Лукасинского. "Однажды во время прогулки,- писал Бакунин,— меня поразила никогда не встречавшаяся мне фигура старца с длинной бородой, сгорбленного, но с военной выправкой. К нему приставлен отдельный дежурный офицер, не позволявший подходить к нему. Этот старец приближался медленной, слабой, как бы неровной походкой и не оглядываясь. Среди дежурных офицеров был один благородный сочувствующий человек. От него я узнал, что этот узник был майором Лукасинским".
Лишь за шесть лет до смерти тюремный режим для Лукасинского был смягчен. Комендант Лспарский добился разрешения перевести Лукасинского в нижний этаж "нумерной" казармы, подчеркнув в своем ходатайстве 75-летний возраст Лукасинского, пребывание в крепости более 31 года, слабость, потерю слуха.
27 февраля 1868 года Лукасннский умер. Тело его зарыли на территории крепости. Так окончилось почти полувековое заточение жертвы насилия и произвола.
18 марта 1847 года в Петербурге был арестован приехавший из Киева Николай Иванович Гулак, основатель и вдохновитель "Общества святых Кирилла и Мефодия", участники которого ставили перед собой цель объединить все славянские государства, в том числе и Россию, в республиканский федеративный союз. К следствию по этому делу привлекались историк Н. И. Костомаров, поэт Т,Г. Шевченко и другие. Гулак держался на допросах мужественно, проявил необычайную твердость духа. Суд приговорил его к трем годам заключения в Шлиссельбургской крепости.
Из Шлиссельбурга он был отправлен в 1850 году в ссылку в Пермь, где находился до 1855 года. Позднее работал учителем гимназии на юге России.
Три года провел в заточении в Шлиссельбургской крепости Михаил Александрович Бакунин - известный революционер-народник, один из теоретиков народничества. Участник революции 1848 года в Германии и Австрии, он был приговорен к смертной казни судами двух зарубежных государств, находился в заточении в нескольких тюрьмах этих государств - в Дрездене, в крепости Кенигштейн и других. В одной из этих тюрем он был прикован цепями к стене. В 1851 году австрийское правительство выдало Бакунина царскому правительству, и, закованного по распоряжению Николая I в ручные и ножные кандалы, его привезли в Алексеев-ский равелин Петропавловской крепости, где он находился почти три года. 12 марта 1854 года Бакунин был переведен в Шлиссельбургскую крепость с предписанием коменданту предоставить заключенному лучшую камеру, но со строгим наказом: "Так как Бакунин есть один из важнейших арестантов, то соблюдать в отношении к нему всевозможную осторожность, иметь за ним бдительнейшее и строжайшее наблюдение, содержать его совершенно отдельно, не допускать к нему никого из посторонних и удалять от него известия обо всем, что происходит вне его помещения так, чтобы самая бытность его в замке была сохранена в величайшей тайне".
Бакунин тяжело переносил заточение. Скудное питание вызвало у него заболевание цингой, в результате которой узник потерял все зубы и из тюремной пищи мог есть только щи. Несколько лет спустя Бакунин рассказал Герцену об этом времени: "Страшная вещь - пожизненное заключение. Влачить жизнь без цели, без надежды, без интереса! Со страшной зубной болью, продолжавшейся по неделям... не спать ни дней, ни ночей,— что бы ни делал, что бы ни читал, даже во время сна чувствовать... я раб, я мертвец, я труп... Однако я не упал духом.., я одного только желал: не примириться, не измениться, не унизиться до того, чтобы искать утешения в каком бы то ни было обмане - сохранить до конца в целости святое чувство бунта".
Бакунин долго не хотел обращаться к царю сам, надеясь на хлопоты матери об освобождении его из крепости. Но здоровье его все более разрушалось, а хлопоты матери оставались безуспешными. 14 февраля 1857 года Бакунин написал прошение Александру II, полное притворного покаяния, и обещал "посвятить остаток дней сокрушающейся... матери, приготовиться достойным образом к смерти". Эту просьбу Бакунина об освобождении из крепости царь удовлетворил: одиночное заключение было заменено ссылкой в Сибирь на поселение. Одним из последних политических узников в Секретном доме в период с 1826 по 1870 год был Николай Андреевич Ишутин. Он находился в крепости с октября 1866 по февраль 1868 года.
Участник заговора Каракозова, имевшего целью убийство Александра II, Ишутин был приговорен к смертной казни, замененной каторгой. С пути в Сибирь Ишутина возвратили для заключения в Шлиссельбургскую крепость. Тюремной администрации было предписано содержать его в Секретном доме "со строжайшим соблюдением всех правил, установленных для секретных арестантов, и с сохранением в совершенной тайне имени его".
В феврале 1868 года Ишутина, закованного в кандалы, увезли из крепости на каторгу в Восточную Сибирь. В октябре 1874 года врачебная комиссия признала его страдающим умопомешательством. Он скончался 5 января 1879 года в нижне-карийском лазарете.
Участник Польского восстания 1863 года, член центрального национального комитета восстания Бронислав Шварце провел в крепости семь лет (1863-1870). Впоследствии он написал воспоминания, в которых обстоятельно рассказал о крепости и Секретном доме.
Шварце точно описал те камеры Секретного дома, в которых прошли семь лет его заключения. Сначала его поместили в камеру 3. Этот номер значился на кожаной заслонке, которая закрывала оконце в двери, окрашенной в темно-зеленый цвет. Такого же цвета были вещи внутри камеры - стол, табурет и деревянная койка у стены с тощим матрацем и серым одеялом. Стоявшая в углу параша довершала меблировку. Стол помещался у окна, закрытого решеткой из дюймовых полос железа. В углу, у двери, стояла высокая кирпичная печь, покрытая белой штукатуркой. Дверца печи находилась в коридоре. Размер камеры - три шага в ширину, шесть в длину. По словам Шварце, "тесная и темная камера была невыразимо угрюма и мертва".
В январе 1866 года Шварце пытался устроить побег. С помощью единственного гвоздя, найденного во дворе во время прогулки, он сделал в потолке над печкой пролом, работал по ночам, на день заклеивал пролом листом белой бумаги. "Муравьиный", по словам Шварце, труд продолжался в течение многих дней, точнее, ночей. Но однажды ночью от пламени свечи загорелись доски чердака. Шварце пришлось вызвать охрану...
Как все узники Секретного дома, он отмечал страшную сырость: "...достаточно было белью пролежать несколько дней в камере, как оно совершенно покрывалось плесенью". От скудности питания у Шварце развилась цинга, выпали почти все зубы.
В 1870 году, когда единственным узником Секретного дома являлся Шварце, возник вопрос о закрытии Шлиссельбургской государственной тюрьмы. В августе 1870 года его отправили из крепости в укрепление Верное Семиреченской области, а в Шлиссельбургскую крепость перевели Выборгскую военно-исправительную роту, преобразованную в 1879 году в Шлиссельбургский дисциплинарный батальон. Камеры Секретного дома стали использовать как карцеры для провинившихся солдат.
Революционно-освободительное движение в России 1870-1880-х годов вошло в историю под названием народничества. В начале 1870-х годов народники, рассчитывавшие на народную, крестьянскую революцию, вели пропагандистскую работу среди крестьян. Их тактика получила название "хождение в народ". Революционеры-народники пытались просвещать народ, распространяли брошюры, в которых доступным крестьянам языком рассказывалось о причинах социального гнета, разоблачался грабительский характер крестьянской реформы. Брошюры призывали к восстанию против самодержавия и помещиков. Правительство, встревоженное размахом движения, поставило на ноги весь полицейский аппарат. В 1873-1879 годах по делам о "социально-революционной пропаганде" было арестовано и привлечено к суду более 2500 человек ("процесс 193-х"). "Хождение в народ" имело большое значение для всей дальнейшей деятельности разночинцев-народников. Они лучше узнали нужды, мысли и настроения крестьянства и в то же время они, по словам В.И. Ленина, на практике убедились "в наивности представления о коммунистических инстинктах мужика". Революционеры пришли к убеждению о необходимости объединения отдельных кружков. Так в 1876 году возникло тайное общество "Земля и воля".
В народнических кругах крепло убеждение, что самодержавие идет к катастрофе, что в этих условиях возрастают возможности революционного переворота и поэтому необходимы более активные наступательные действия революционеров. Внутри "Земли и воли" окрепло течение, выдвигавшее на первый план борьбу с правительством, завоевание политической свободы, переход власти к народу. В августе 1879 года произошел раскол "Земли и воли" на две самостоятельные организации - "Народную волю" и "Черный передел". "Черный передел" избрал своей деятельностью пропаганду в народе с целью подготовки всероссийского крестьянского бунта. "Народная воля" ставила своей ближайшей целью произвести политический переворот, уничтожить современное государство и передать власть народу. В программе "Народной воли" определялась и роль партии: она должна была взять на себя "почин переворота", в то же время не исключалась возможность народной революции. Заговор или народную революцию должна была ускорить пропаганда политических идеалов партии и агитация за претворение их в жизнь — требование созыва Учредительного собрания, реформ, организация сходок, демонстраций и т. д.
В качестве оборонительной, агитационной и революционно-воспитательной меры программа не исключала применение террора против врагов партии и народа. На практике террор стал в деятельности партии главным средством борьбы с самодержавием, поглотил все ее силы, отвлекая их от работы в массах. В этом была слабость теории народовольцев. Народовольцы, по словам В.И. Ленина, "не умели или не могли неразрывно связать своего движения с классовой борьбой внутри развивающегося капиталистического общества".
"Народная воля" имела руководящий центр - Исполнительный комитет, в который входили А.И. Желябов, А.Д. Михайлов, Н.А. Морозов, С.Л. Перовская, В.Н. Фигнер, А.А. Квятковский, М.Ф. Фроленко, М.Ф. Грачевский и другие. Это был небольшой, но тщательно подобранный круг лиц с революционным опытом и разносторонними дарованиями.
В.И. Ленин высоко оценил героическую борьбу народовольцев, но считал, что своей "непосредственной цели - пробуждения народной революции они не достигли и не могли достигнуть. Это удалось только революционной борьбе пролетариата". Многие народовольцы были приговорены царским судом к пожизненному заключению в Шлиссельбургской крепости.
Напуганное ростом революционного движения в России, царское правительство в 1881 году решило восстановить прежнее значение Шлиссельбургской крепости как одной из важнейших политических тюрем Российской империи.
На крепостном дворе, у стены, обращенной к Ладожскому озеру, в 1882-1883 годах построили новое тюремное здание, которое получило название Новой тюрьмы в противоположность Старой - бывшему Секретномудому.
К 1884 году на острове существовали два специальных тюремных здания. В Старой тюрьме при перестройке несколько изменили планировку и нумерацию камер, хотя число их осталось прежним - десять. Сохранились также кухня, солдатская и офицерская караульни. Но камеры были превращены в карцеры. В Старой тюрьме проводили свои последние дни и часы привезенные в крепость для казни до исполнения над ними приговора. Сюда же переводили из Новой тюрьмы душевнобольных и умиравших узников.
Оба тюремных здания в наши дни музеефицированы. Они знакомят с революционной историей нашей страны. Специальные экспозиции воскрешают славные и трагические страницы борьбы лучших сынов и дочерей России за свободу и социальную справедливость. Большое впечатление оставляет у посетителей рассказ о жизни и революционной деятельности замечательной плеяды революционеров-народовольцев.
В здании Новой тюрьмы экскурсанты осматривают камеры, рядом с которыми висят портреты бывших узников, знакомятся с экспозицией, размещенной в помещении бывшей приемной тюрьмы.
В тюрьме было 40 одиночных камер: 19 - в первом этаже, 21 - во втором; в первом этаже также находилась приемная, которая была одновременно ванной комнатой для узников и помещением для дежурного унтер-офицера. Камеры небольшие по размеру - три с половиной метра в длину и два с половиной в ширину. В первые годы асфальтовый пол в камерах и стены до высоты человеческого роста были выкрашены в темно-серый цвет, что делало камеру, по словам В.Н. Фигнер, похожей на "мрачный ящик".
М.В. Новорусский назвал свою камеру "каменным мешком". Действительно, узника окружали железо и камень. В камере стояла железная откидная кровать, которую жандармы поднимали утром в вертикальное положение, и в таком виде под замком она оставалась на весь день. Тут же были железные столик и табурет. На кровати — мочальный матрац, обтянутый тиком, две подушки, байковое одеяло, на железном столике - металлические миска и тарелка, деревянная ложка, глиняная кружка.
В сравнении со Старой тюрьмой Новая была усовершенствована: в каждой камере имелись водопроводный кран и ватерклозет. Довольно большое по размерам окно пропускало очень мало света, так как стекла были покрыты серой краской. "Высокое расположение окна в камере, - вспоминал член военной организации "Народной воли" М. Ю. Ашенбреннер,- густая железная решетка, двойные рамы и летом и зимой отнимали много света, а матовые стекла создавали вечные сумерки в камерах. Это тянулось долго, достаточно долго, чтобы испортить зрение у всех, кому удалось остаться в живых. Лет через десять или двенадцать, когда у нас началось острое страдание глаз, нам вставили прозрачные стекла, и мы увидели наконец луну и звездное небо".
Вечером и ночью камеры и коридор освещались переносными медными керосиновыми лампами. В камерах лампы горели всю ночь. С 1887 года, после самоубийства Грачевского, сжегшего себя, их стали закрывать на замок - по словам Ашенбреннера, "на лампы были наложены оковы". В 1895 году в тюрьме было проведено электрическое освещение. Отапливалось здание системой водяного отопления, котельная находилась в подвале, но в камерах нижнего этажа зимой и осенью было холодно: 8-12 градусов тепла.
В архиве Октябрьской революции и социалистического строительства сохранились документы о приобретении вещей для Новой тюрьмы: наряду с матрацами, подушками, мисками были куплены иконы, библии, молитвенники и другая духовная литература, а также десять смирительных рубашек. Такое приобретение, как смирительные рубашки, было необходимо: за время существования тюрьмы восемь ее узников лишились рассудка.
В каждой камере, приклеенный хлебным мякишем, висел печатный текст: "Инструкция для заключенных в Шлиссельбургской крепости". За каждое нарушение тюремного режима узникам грозило заключение в карцер ("с содержанием на хлебе и воде, с наложением оков"), розги, лишение матраца на койке, лишение обеда, ужина или чая. Последний пункт инструкции говорил о том, что "за оскорбление действием начальствующих лиц" полагается смертная казнь. Правда, за весь народовольческий период розги ни разу не были применены, но зато параграфы о карцере и о смертной казни не оставались только угрозой.
Впервые двери одиночных камер Новой тюрьмы открылись 2 августа 1884 года. На баржах из Петропавловской крепости были доставлены в Шлиссельбург Михаил Фроленко, Григорий Исаев, Николай Морозов, Михаил Попов, Николай Щедрин, Михаил Грачевский, Егор Минаков и другие. Всего в августе — октябре 1884 года в крепость привезли 36 человек.
Многие узники провели в камерах Шлиссельбурга долгие годы. Н.А.Морозов, М.Р.Попов, М.Ф.Фроленко были узниками крепости по 21 году, В.Н.Фигнер, М.Ю.Ашенбреннер - по 20 лет, М.В.Новорусский, Т.А.Лопатин - по 18 лет, Л. А. Волкенштейн - 12 лет. Всего с 1884 года по 1906 год в Новой и Старой тюрьмах отбывали заключение 68 человек, из них 15 были казнены, 15 умерли от болезней, 8 сошли с ума, 3 покончили с собой.
Для изоляции узников во время прогулки на большом крепостном дворе между стеной цитадели и стеной крепости, обращенной к Ладожскому озеру, недалеко от того места, где была Мельничная башня (разобранная в начале XIX века), устроили прогулочные дворики, которые из-за их малой величины узники называли "клетками" или "стойлами". Шесть одиночных двориков представляли собой в плане треугольники, отделенные один от другого высокими деревянными стенами. Длина каждого такого дворика - 15 шагов, наибольшая ширина - 3 шага. Над ними поднималась наблюдательная вышка для часового.
Медленно тянулся день узника в одиночной камере, без книг, без физического труда, в мертвящей тишине тюрьмы. Это однообразие прерывалось только прогулкой и раздачей пищи.
Одну и ту же пищу выдавали и здоровым, и больным. Например, Буцинский, умиравший от рака желудка, ел ту же кашу, тот же грибной суп с червями, тот же сырой, непропеченный хлеб, что и все остальные узники. Но пища была не только скудной и недоброкачественной, она была еще и убийственно однообразной. "Стоило вспомнить, какое блюдо было за обедом, чтобы определить, какой это был день недели", - писал Л.Ф.Янович. Повторяемая изо дня в день, из месяца в месяц однообразная еда внушала отвращение и заставляла добровольно отказываться от нее.
Еще тяжелее, чем материальные лишения, переносили узники крепости моральные условия заточения. Одиночное заключение — главный пункт тюремного режима создавало тягостную обстановку, подавляло волю узника. Н.А.Морозов писал: "Самая главная пытка - это одиночество под вечным враждебным наблюдением и вечное безмолвие".
Тюрьма не только отгораживала узника от внешней жизни. Тюремная администрация пресекала любую попытку узников и к общению между собой - даже посредством перестукивания. Но потребность в общении была настолько велика и неистребима, что перестукивание не прекращалось даже под угрозой наказаний. "Борьба за стук есть первая борьба, - писала В.Н.Фигнер,- которую ведет узник: это прямо борьба за существование".
Тюремный режим в Новой тюрьме неуклонно вел узников к смерти, они гибли от безумия, истощения, чахотки. В первые годы умерли Буцевич, Златопольский, Богданович, Малавский, Кобылянский, Исаев и другие, покончили с собой Клименко и Грачевский. Это были совсем молодые люди - в возрасте 27-35 лет.
Заключенные тяжело переживали смерть товарищей. В.Н.Фигнер в своих воспоминаниях рассказывала о том впечатлении, какое произвела на всех смерть Г.П.Исаева, заключенного в камеру 3, рядом с которой ныне помещен его портрет. "Предсмертные страдания Исаева были ужасны,- писала Фигнер.- Это была, кажется, самая тяжелая агония из всех, которые пришлось пережить. Мертвая тишина стояла в тюрьме... все мы притаились, как будто сжались, и с затаенным дыханием прислушивались к полному затишью... не было ни звука... и среди напряженного состояния внезапно раздавался протяжный стон, скорее похожий на крик... Тяжело быть свидетелем расставанья человека с жизнью, но еще тяжелей и страшней быть пассивным, замурованным в каменный мешок слушателем такого расставанья".
Г.П.Исаев был одним из руководителей "Народной воли". Если Н.И.Кибальчича Фигнер называла мыслью, то Г.П.Исаева - руками Исполнительного комитета в его террористической деятельности. Студент физико-математического факультета Петербургского университета, а затем Медико-хирургической академии, Исаев в 1879 году вступил в партию "Народная воля". Он работал в динамитной мастерской, участвовал в большинстве покушений на Александра II. Арестованный на следующий день после покушения I марта 1881 года, он был предан суду и приговорен к смертной казни, замененной бессрочной каторгой. 2 августа 1884 года вместе с другими народовольцами его перевели из Алексеевского равелина Петропавловской крепости в Шлиссельбургскую крепость. Здесь он умер от туберкулеза 23 марта 1886 года в камере 3, на первом этаже.
Одним из первых погибших в Шлиссельбурге и первым самоубийцей был М.Ф.Клименко. Осужденный на "процессе 17-ти" в марте 1883 года, он был приговорен к смертной казни, но казнь ему заменили вечным заключением. В августе 1884 года его перевели из Трубецкого бастиона Петропавловской крепости в Шлиссельбургскую крепость. Не вынеси тяжелого тюремного режима и одиночного заключения, Клименко покончил с собой 5 октября 1884 года в камере 26, на втором этаже.
В донесении об этом начальника Шлиссельбургского жандармского управления полковника Покрошинского говорилось: "Сего числа в 7 часов утра ссыльно-каторж-ный государственный преступник Михаил Клименко, содержащийся в Шлиссельбургской тюрьме, в камере 26, лишил себя жизни, повесившись на вентиляторе, помещенном с левой стороны при входе в камеру, над ватерклозетом, причем вместо веревки употребил подкладку от кушака халата, и, хотя ему немедленно была, оказана медицинская помощь, но таковая оказалась безуспешной, так как арестант был уже мертв... Труп Клименко сего же числа в 7 часов вечера погребен на особо отведенном полицией месте около кладбища близ гор. Шлиссельбурга".
Тюремное начальство получило выговор за недосмотр и быстро отреагировало на него: были сняты дверцы вентиляторов и заложены кирпичом углы во всех камерах справа и слева от входа. Эти углы были единственным местом, где узник мог оставаться вне поля зрения жандармов, которые заглядывали в камеру через "глазок".
У камеры 1 помещен портрет Е.И.Минакова, который находился в ней со 2 августа по 21 сентября
1884 года.
Егор Иванович Минаков начал революционную деятельность, будучи студентом Одесского университета. Посещал собрания революционного кружка, был одним из организаторов неудавшейся демонстрации в честь Н.Г.Чернышевского, вел пропаганду среди рабочих. Его арестовали в 1879 году и приговорили к каторжным работам на 20 лет. Минакову удалось бежать с этапа во время следования из Красноярска в Иркутск, но он был задержан и приговорен за побег к бессрочной каторге. В 1883 году его перевели с Карийской каторги в Петербург, в Петропавловскую крепость.
Минаков был одним из тех 22 народовольцев, которых привезли в Шлиссельбургскую крепость 2 и 4 августа 1884 года. Через 10-12 дней одним из первых он начал протестовать против тяжелого тюремного режима.
Минаков требовал от администрации книг недуховного содержания и разрешения курить табак. Так как ему в этом было отказано, он начал голодовку. На седьмые сутки голодовки, когда в камеру вошел тюремный врач Заркевич, Минаков ударил его, за что был отдан под суд. На суде он заявил, что ударил доктора для того чтобы добиться смертной казни. 7 сентября 1884 года он был приговорён к расстрелу. Минакову предложили подписать прошение о помиловании, но он отказался. Он был расстрелян на большом дворе цитадели 21 сентября 1884 года. Это была первая казнь в Шлиссельбургской крепости. Вслед за ней до 1906 года было совершено ещё 14 казней.
Гибель Минакова не прошла бесследно. Первым, кто отозвался на смерть товарища, был И.Н.Мышкин, заключенный в камеру 18, напротив камеры Минакова. И.Н.Мышкин, сын солдата и крестьянки, родился в 1848 году. Служил правительственным стенографом и вел протоколы земских собраний в Москве и Нижнем Новгороде. В 1874 году он создал в Москве нелегальную типографию для снабжения пропагандистской литературой участников "хождения в народ".
После провала типографии Мышкин бежал за границу, в Женеву, но в 1875 году вернулся в Россию, чтобы осуществить свой смелый план - освободить из Вилюйской тюрьмы Н.Г.Чернышевского. Переодевшись жандармским офицером, с поддельными документами он явился к вилюйскому исправнику с требованием выдать Чернышевского для дальнейшего отправления. Мышкин был арестован и привлечен к "процессу 193-х". Суд приговорил его к десяти годам каторги. Мышкина отправили в Белгородскую тюрьму.
Но его кипучая, деятельная натура не могла смириться с заточением. Он стал искать способ бежать. Приподняв половицу в своей камере, он по ночам начал вести подкоп под стену, землю выносил в "параше" во время прогулки на тюремный двор. Но однажды, забыв об осторожности, он днем спустился в подкоп. Ходивший по коридору дежурный заглянул в "глазок" его камеры в тот момент, когда Мышкин, приподняв половицу, выходил из подкопа. Мышкина перевели в другую камеру. Надежда на свободу исчезла.
Не в силах переносить издевательств тюремщиков, Мышкин решил ударить смотрителя тюрьмы и этим добиться смертной казни. После этого Мышкин был зверски избит. Окровавленного, потерявшего сознание, в ножных и ручных кандалах, его перевели в карцер. Надежды Мышкина на то, что его расстреляют, не осуществились. Он был объявлен сумасшедшим, и из карцера, скованного по рукам и ногам, его перевели сначала в Ново-Борисоглебскую, затем в Харьковскую, а позже - в Мценскую тюрьму. В 1880 году Мышкин в числе других тридцати узников Мценской тюрьмы по этапу был отправлен на Кару.
Весной 1882 года заключенные на Каре организовали побег - из тюремных мастерских ушли на волю 12 каторжан. Мышкин бежал в первой паре, с рабочим Хрущовым. После долгих скитаний по тайге они добрались до Владивостока. В то время весть о побеге с Кары распространилась по всему краю, и во все жандармские участки были сообщены приметы беглых каторжников. Мышкин и Хрущев были опознаны, арестованы и возвращены в Кару. В 1883 году Мышкина с Кары перевезли в Петропавловскую крепость, а в 1884 году - в Шлиссельбург.
Через четыре с небольшим месяца после заключения Мышкина в Шлиссельбургскую крепость он пришел к мысли нанести "оскорбление действием начальствующему лицу", за что его приговорили бы к смертной казни. Выполняя свое намерение, он бросил медную тарелку в лицо тюремному смотрителю Соколову, которого узники за жестокость называли "Иродом". Это произошло 25 декабря 1884 года, в 7 часов вечера. Тут же, в камере, Мышкин был связан и жестоко избит жандармами, на него надели смирительную рубашку. На допросе 30 декабря 1884 года Мышкин рассказал о причинах своего поступка: он хотел для себя смертной казни, чтобы добиться смягчения тюремного режима для других заключенных, он чувствовал себя виноватым в том, что ухудшилось положение его товарищей на Каре после его побега. Мышкина казнили 26 января в 8 часов утра на большом дворе цитадели. Последние дни жизни, с 15 по 26 января, он провел в одиночной камере Старой тюрьмы. В этой камере на крышке стола он сделал надпись: "26 января, я, Мышкин, казнен".
Для тех заключенных, кто не имел возможности заниматься каким-нибудь трудом, неизбежным следствием тюремного режима было, по словам Н.А.Морозова, психическое расстройство. Такая участь постигла Щедрина, Конашевича, Похитонова и других.
Душевнобольные находились в Шлиссельбургской тюрьме вместе со здоровыми. Это была одна из самых страшных особенностей этой тюрьмы.
"Чахотка и цинга перестали косить, но гибель приняла более ужасную форму - форму помешательства. Помешанные жили с нами,- писал об этом М.Ю.Ашенбреннер в своих воспоминаниях,- превращая наше обиталище в преисподнюю. Глядя на сумасшедших, здоровые видели свою страшную судьбу и оценили вполне бессрочное пребывание в тюрьме взамен смертной казни".
У камеры 12 помещен портрет Н.П.Щедрина. Николай Павлович Щедрин дважды был приговорен к смертной казни. Приговор в мае 1881 года по делу Южно-русского рабочего союза был заменен вечной каторгой. Щедрина сослали на Кару. Но по пути, в Иркутской тюрьме, Щедрин узнал о том, как надругается над женщинами-политкаторжанками местный тюремщик Соловьев. Щедрин решил отомстить за оскорбление женщин. Улучив подходящий случай во время арестантского смотра, он в присутствии всех арестантов и тюремной стражи нанес Соловьеву удар по лицу. Был возбужден новый судебный процесс. Щедрина снова приговорили к смертной казни. Но и на этот раз смертную казнь заменили вечной каторгой и прикованием к тачке, с которой его перевели в Алексеевский равелин Петропавловской крепости.
Неудивительно, что эти тяжелые испытания сломили Щедрина. Еще в равелине (в 1881-1882 годах) у него появились первые признаки душевной болезни, но только в 1896 году он был увезен из Шлиссельбургской крепости в Казанскую психиатрическую лечебницу.
Душевнобольных узников переводили в Старую тюрьму, чтобы в Новой не нарушались "порядок и тишина". О том, в какой кошмарной обстановке жил Щедрин в Старой тюрьме, известно из предсмертных записей народоволки С.М.Гинзбург: "Жандармы для времяпровождения останавливаются у дверей сумасшедшего заключенного и начинают всячески издеваться над ним, доходя до невероятной животной гнусно-ти. Я два раза останавливала жандармов, но такое обращение к их нравственному чувству было недостаточно и лишь угроза пожаловаться начальству заставила их отказаться от этого дикого развлечения".
Софья Михайловна Гинзбург училась на Надеждинских акушерских курсах в Петербурге, принимала участие в работе военно-революционных кружков. В 1885 году она уехала для изучения медицины за границу. Жила сначала в Берне, потом в Париже, где познакомилась с П.Л.Лавровым. В 1888 году она вернулась в Россию с целью объединить все разрозненные революционные силы, идейно примыкавшие к разбитой "Народной воле", и восстановить деятельность партии.
Особым присутствием сената она была осуждена за революционную деятельность на смертную казнь, замененную пожизненной каторгой.
С.М.Гинзбург доставили в Шлиссельбург 4 декабря 1890 года и поместили в Старую тюрьму, в камеру 4, чтобы "изолировать от перестукивания и всяких сношений с прочими арестантами". Тяжесть одиночного заключения усугубилась для узницы тем, что она оказалась свидетельницей того, как жандармы друг перед другом изощрялись в издевательствах над больным Щедриным. Гинзбург разрешили заниматься шитьем арестантского белья, для чего были выданы иголки, нитки и тупоконечные, с закругленными концами, ножницы. С помощью этих ножниц она покончила с собой 7 января 1891 года, перерезав сонную артерию и вены на шее.
У камеры 11 помещен портрет М.Ф.Грачевского. Михаил Федорович Грачевский - один из самых деятельных членов партии "Народная воля". Восемнадцатилетним юношей он ушел из семинарии и стал народным учителем. Заподозренный в политической неблагонадежности, он вынужден был уйти из школы и работал слесарем в железнодорожных мастерских, а затем машинистом. В 1874 году после непродолжительного заключения за распространение революционных прокламаций переехал в Петербург и поступил в Технологический институт. Одновременно он поступил слесарем на завод, чтобы вести пропаганду среди рабочих. С этой же целью позже переехал в Москву.
В 1875 году Грачевский был арестован и в течение трех лет находился в предварительном заключении. По "процессу 193-х" из-за отсутствия улик его приговорили к трем месяцам заключения, с зачетом предварительного. Грачевский вернулся в Петербург, но скоро был выслан из столицы. В 1878 году в Одессе его снова арестовали и выслали в Холмогоры Архангельской губернии. Деятельный и энергичный, он не хотел прозябать в ссылке и бежал, но его поймали жандармы и возвратили в Холмогоры, откуда перевели в Архангельск. По пути в Архангельск он снова бежал и в конце 1879 года появился в Петербурге. Восстановив свои революционные связи, вступил в партию "Народная воля" и был избран членом Исполнительного комитета. В 1881-1882 годах Грачевский являлся, по словам В.Н.Фигнер, "министром финансов партии и вел все денежные дела ее". Кроме того, он вместе с Кибальчичем и Исаевым работал в динамитной мастерской, печатал в подпольной типографии нелегальные издания народовольцев. В июле 1882 года Грачевский и его товарищи были арестованы.
Заключенный в Шлиссельбургскую крепость, Грачевский вел упорную борьбу с тюремной администрацией. Протестуя против издевательств над заключенными, он отказывался от прогулок, от пищи. В октябре 1886 года он голодал около трех недель, за что его перевели в Старую тюрьму. Грачевский решил ударить тюремного доктора Заркевича, добиться суда над собой и рассказать о муках заключенных. Он выполнил свое намерение, но не был предан суду,так как был признан душевнобольным. 26 октября 1887 года в камере 9 Старой тюрьмы Грачевский покончил с собой: он облил керосином свои портянки и, раздевшись, положил одну из них себе на спину, другую на грудь. Он зажег их от керосиновой лампы, лежа на койке...
У камеры 15 находится портрет Николая Александровича Морозова. Это человек удивительной судьбы. Один из самых активных народовольцев, он дожил до Великой Октябрьской социалистической революции. В советское время стал видным ученым, почетным членом АН СССР (с 1932 года).
Член партии "Земля и воля" с 1878 года, он был одним из редакторов землевольческой газеты. После раскола "Земли и воли" стал членом Исполнительного комитета "Народной воли", готовил покушение на Александра II, редактировал партийный орган - газету "Народная воля". В феврале 1880 года, после разгрома типографии, где печаталась газета, Морозов скрылся за границей. Жил в Швейцарии, приезжал в Париж и Лондон, где познакомился с Марксом, слушал лекции в Женевском университете. При возвращении в 1881 году в Россию его арестовали и предали суду одновременно с Фроленко, А.Михайловым, Сухановым и другими народовольцами. Морозов был приговорен к каторге без срока и вместе с другими выдающимися членами партии заточен сначала в Алексеевский равелин Петропавловской крепости, а в 1884 году переведен в Шлиссельбург.
Слабый, болезненный, Морозов выжил, выдержал 21 год тяжелейшего тюремного заключения, в то время как другие, более сильные и здоровые, погибали в тюрьме от чахотки и психического расстройства. Это стало возможным потому, что у него были научные и литературные интересы, которые поддерживали его и помогли пережить весь ужас тюремного заключения. В. Н. Фигнер писала, что "в тиши равелина в нем проснулся мыслитель¦. В Шлиссельбурге, когда заключенным стали давать книги и письменные принадлежности, Морозов всецело отдался научным занятиям. День за днем он обдумывал и записывал свои научные гипотезы, делал множество вычислений, составлял таблицы и схемы. Он написал в тюрьме несколько научных трудов по физике, химии, астрономии, математике, истории, особенно много занимался естествознанием. Выйдя из крепости, Морозов опубликовал свои созданные в заточении работы LПериодические системы строения вещества", "Д.И.Менделеев и значение его периодической системы для химии будущего", преподавал химию и астрономию на Высших курсах Лесгафта и в Психоневрологическом институте в Петербурге.
В 1911 году за антирелигиозные тенденции книги стихов "Звездные песни" Морозов был заключен на один год в Двинскую тюрьму.
Об этой книге Морозов писал: "Не все эти песни говорят о звездах. Нет! Многие из них были написаны во мраке непроглядной ночи, когда сквозь нависшие черные тучи не глядела ни одна звезда. Но в них всегда было стремление к звездам, к тому непостижимому идеалу красоты и совершенства, который нам светит по ночам из глубины Вселенной. Вот почему я дал им это название".
В честь Н.А.Морозова назван поселок на правом берегу Невы, напротив Шлиссельбургской крепости.
Рядом с Н.А.Морозовым находился в заключении в камере 16 М.Ю.Ашенбреннер. Михаил Юльевич Ашенбреннер (1842-1926)- один из крупнейших деятелей военно-революционной организации партии "Народная воля".
Сын военного инженера, он воспитывался в Московском кадетском корпусе. По окончании корпуса Ашенбреннер был произведен в офицеры и оставлен на службе в Москве.
За отказ участвовать в подавлении Польского восстания в 1863 году Ашенбреннера, как политически неблагонадежного, перевели на службу в провинцию. Он служил в Аккермане, Екатеринославе, Миргороде и в Ташкенте. В Туркестане Ашенбреннер прослужил четыре года, отличился в сражениях и был награжден несколькими орденами за "отличное мужество и храбрость".
В 1870 году его перевели в Одесский военный округ. Здесь он познакомился с М.Ф.Фроленко и А.И.Желябовым. В Николаеве организовал офицерские кружки самообразования и руководил ими, получая через Фроленко нелегальную литературу.
В конце 1881 - начале 1882 года Исполнительный комитет "Народной воли" совместно с офицерами Н.Е.Сухановым, Н.М.Рогачевым и А.П.Штромбергом, вошедшими в военный центр, разработали программу военной организации. Основные задачи военной организации определялись так: "Военная организация возникает с целью, во-первых, объединения и урегулирования деятельности революционных сил в армии; во-вторых, привлечения наибольшего числа активных деятелей и союзников и, в-третьих, установления правильного общения с социально-революционной партией всей России для взаимной помощи и поддержки".
Связь военных кружков с "Народной волей" осуществлялась через военный центр. Программа явилась той теоретической и практической платформой, на которой начали объединяться офицерские кружки разных гарнизонов и морских баз.
В.Н.Фигнер познакомила Ашенбреннера с программой и уставом военной организации "Народной воли", и он вступил в партию. Ашенбреннер организовал в Киеве южный областной военный центр, объехал провинциальные военно-революционные кружки с целью объединения их деятельности. Преданный Дегаевым, Ашенбреннер был арестован в Смоленске в марте 1883 года.
В Шлисеельбургской крепости Ашенбреннер провел 20 лет. Получил освобождение в 1904 году. Жил у родных в Смоленске под надзором полиции, занимался переводами.
После победы Великой Октябрьской социалистической революции Ашенбреннер жил в Москве, читал лекции и доклады по истории революционного движения. Совнарком назначил ему персональную пенсию, а приказом Реввоенсовета в декабре 1923 года в ознаменование революционных заслуг военной организации партии "Народная воля" имя Ашенбреннера было присвоено Второй Московской пехотной школе.
У камеры 10 находится портрет Г.А.Лопатина. Революционер провел здесь в заточении 18 лет.
Герман Александрович Лопатин родился 13 января 1845 года в Нижнем Новгороде в дворянской семье. В 1866 году закончил Петербургский университет, блестяще защитив диссертацию на звание кандидата естественных наук. Ему предложено было остаться при университете, но Лопатин отказался от открывавшейся перед ним научной карьеры и все свои силы посвятил революционной деятельности.
В 1867 году он уехал в Италию, чтобы вступить в отряд Гарибальди, но Гарибальди был взят в плен, и Лопатину пришлось вернуться в Россию.
Через несколько лет в Париже Лопатин стал членом I Интернационала. Тогда же он приступил к переводу "Капитала" К.Маркса, в связи с чем летом 1870 года выехал в Англию, чтобы иметь постоянные консультации автора. Карл Маркс высоко ценил выдающиеся способности Лопатина, который стал его близким другом. В сентябре 1870 года Лопатин вошел в состав Генерального совета Интернационала и совместно с Марксом вел борьбу с бакунизмом. Работу над "Капиталом" Лопатин прервал в связи с тем, что задумал и пытался осуществить освобождение Н.Г.Чернышевского из сибирской ссылки. К сожалению, замысел свой Лопатину осуществить не удалось.
Только в 1873 году Лопатин приехал в Лондон и снова встретился с Марксом. Под влиянием Маркса и Энгельса укрепилось его материалистическое мировоззрение. Лопатин понимал, что Россия его времени стояла перед буржуазно-демократической революцией. В 1884 году он предпринял попытку воссоздать разгромленную царизмом "Народную волю", превратить ее в широкую народную организацию, которая смогла бы осуществить демократические преобразования в стране. Но в октябре того же года в разгар своей кипучей деятельности Лопатин был арестован на Казанском мосту, в Петербурге. При нем были нелегальные издания, прокламации, списки лиц с адресами в Петербурге, Москве, Харькове, Ростове и других городах, поэтому вслед за арестом Лопатина последовали и многочисленные другие аресты.
Три года велось следствие по делу Г.А.Лопатина, который находился в то время в Петропавловской крепости. Летом 1887 года суд приговорил его к смертной казни, замененной пожизненным заключением, которое он отбывал в Шлиссельбургской крепости до 1905 года.
В результате героической самоотверженной борьбы узников Шлиссельбургской крепости и роста революционного движения в стране в 1890-х годах режим в крепости был несколько смягчен. Узникам разрешили заниматься физическим трудом на огородах и в мастерских, оборудованных в камерах Старой тюрьмы,- там были столярная, токарная, сапожная, переплетная мастерские и кузница. Но самым большим завоеванием было право чтения книг нерелигиозного содержания. Получив письменные принадлежности и книги по разным отраслям знаний, народовольцы стали заниматься научной работой.
Революция 1905 года освободила народовольцев из Шлиссельбургской крепости.
Шлиссельбургская крепость была не только тюрьмой нескольких поколений русских революционеров, но на протяжении более двух десятков лет (с 1884 по 1906 год) и местом свершения смертной казни. Местом казни крепость стала с открытием Новой тюрьмы. До этого казни совершались в самом Петербурге - на Семеновском плацу, на Смоленском поле, в Петропавловской крепости.
Первыми казненными в Шлиссельбурге были узники Новой тюрьмы Е.И.Минаков, И.Н.Мышкин и привезенные в крепость для исполнения над ними смертного приговора члены военной организации "Народной воли" офицеры А.П.Штромберг и Н.М,Рогачев.
Александр Павлович Штромберг, сын помещика Курской губернии, родился в 1854 году. В 1874 году закончил морское училище и был произведен в гардемарины.
Штромберг и Рогачев активно участвовали в обсуждении и выработке устава военной организации, занимались пропагандой среди офицеров, вовлекали в организацию новых членов. В 1881 году Штромберга арестовали и выслали в Восточную Сибирь под надзор полиции. После предательства Дегаева военная организация "Народной воли" была разгромлена, Штромберга привезли в Петербург и привлекли к суду вместе с Рогачевым по делу о военной организации ("процесс 14-ти"). Петербургский военно-окружной суд приговорил их к смертной казни.
Николай Михайлович Рогачев родился в 1856 году в дворянской семье. В 1876 году, по окончании Первого военного Павловского училища, был произведен в прапорщики артиллерии. В 1880 году примкнул к народовольцам. Рогачев вел пропаганду среди офицеров в Гельсингфорсе и Петербурге, в 1882 году с целью привлечения в организацию новых сил предпринял продолжительную поездку по Северо-Западному краю. Незадолго до ареста он намеревался создать боевые дружины для более успешной террористической борьбы. Был арестован в апреле 1883 года.
Штромберг и Рогачев были повешены 10 октября 1884 года на большом дворе цитадели, у крепостной стены, обращенной к Ладожскому озеру.
В конце 1886 года студенты Петербургского университета, старший брат В.И.Ленина А.И.Ульянов и его товарищи П.Я.Шевырев, В.Д.Генералов, П.И.Андреюшкин, В.С.Осипанов, О.М.Говорухин и другие, создали террористическую группу.
Все участники этой революционной группы считали индивидуальный террор наиболее целесообразной формой борьбы с царским самодержавием. В этом они были продолжателями партии "Народная воля". Но на их революционное мировоззрение оказала сильное влияние марксистская литература, которая в то время широко распространялась в стране благодаря деятельности группы "Освобождение труда".
А.И.Ульянов и его товарищи понимали, что развитие капитализма в России неизбежно, что революционное движение должно принять пролетарский характер. Это еще более увеличивало интерес молодых революционеров к марксистскому учению, в котором их привлекала научно обоснованная теория классовой борьбы. Но народническая идеология все же оставалась для них главной, хотя А.И.Ульянов сделал попытку объединить идеи партии "Народная воля" и социал-демократов в составленной им программе Террористической фракции партии "Народная воля" - так называла себя эта группа революционной молодежи.
В программе утверждалась неизбежность наступления социализма в России в результате экономического развития, но вместе с тем допускалась мысль, что Россия может перейти к социализму, минуя капитализм. В этом отразились народнические взгляды автора программы. Программа отводила рабочему классу в революционном движении более важную роль, чем крестьянству. Это был шаг вперед по сравнению с народовольческой программой, которая считала главной революционной силой крестьянство. Но автор программы так же, как и народники, идеализировал крестьянскую общину, считая ее зародышем социализма. Программа, составленная А.И.Ульяновым, вслед за "Народной волей" признавала террор главным содержанием политической борьбы против самодержавия.
Террористическая группа А.И.Ульянова готовила покушение на Александра III. За выездами царя наблюдал Шевырев, Ульянов и Лукашевич занимались приготовлением бомб. 25 февраля 1887 года приготовления закончились, однако покушение 1 марта не состоялось.
На Невском проспекте в этот день были арестованы метальщики Осипанов, Генералов и Андреюшкин, а позднее - Ульянов и Шевырев.
Участники группы Канчер, Горкун и Волохов дали на следствии подробные показания, раскрывшие роль всех участников покущения.
15 апреля 1887 года 15 обвиняемых по делу "второго 1 марта" предстали перед судом. Все обвиняемые, за исключением Канчера, Горкуна и Волохова, держались на суде мужественно и стойко.
Александр Ульянов отказался от защитника и сам произнес свою защитительную речь. В ней не было ни раскаяния, ни просьбы о пощаде; он говорил о тех причинах, которые привели его на путь борьбы с царским самодержавием, о решимости революционеров продолжать борьбу, несмотря на преследования правительства. "Среди русского народа,- заявил он в конце речи,- всегда найдется десяток людей, которые настолько горячо чувствуют несчастье своей родины, что для них не составляет жертвы умереть за свое дело. Таких людей нельзя запугать чем-нибудь".
Приговор суда был оглашен 19 апреля 1887 года. Всех подсудимых приговорили к смертной казни через повешение. Десяти осужденным после подачи ими прошений о помиловании смертную казнь заменили каторгой и поселением в Сибирь, причем двое из них, М.В.Новорусский и И.Д.Лукашевич, были приговорены к бессрочному заключению в Шлиссельбургской крепости.
В ночь с 4 на 5 мая небольшой пароход отошел от Комендантской пристани Петропавловской крепости, на нем находились закованные в кандалы А.И.Ульянов, П.Я.Шевырев, В.С.Осипанов, В.Д.Генералов и П.И.Андреюшкин. Через шесть часов они стали узниками одиночных камер Старой тюрьмы, где провели два с половиной дня. На рассвете 8 мая на большом дворе цитадели совершилась казнь. Первыми вывели из тюрьмы Осипанова, Генералова и Андреюшкина. Выслушав приговор, они простились друг с другом и взошли на эшафот. После того как их тела были сняты, к месту казни подвели Ульянова и Шевырева.
Утром, когда М.В.Новорусского вывели на прогулку во двор цитадели, он уже не увидел никаких следов происшедшего здесь...
Пятнадцать лет спустя после этой казни, в 1902 году, узник крепости народоволец М.Ф.Фроленко посадил у Старой тюрьмы яблоню, не зная о том, что посаженное им дерево обозначило место гибели героев.
В годы Великой Отечественной войны, когда крепость оказалась под вражеским огнем, осколком снаряда яблоня была уничтожена. Но 30 сентября 1961 года на том же месте посадили молодую яблоньку бывший узник крепости старый большевик В.Я.Ильмас, участники обороны крепости во время войны В.А.Марулин, Е.А.Устиненков и школьники поселка имени Н.А.Морозова.
В год, когда революционеры-народовольцы готовили покушение на Александра II, в городе Пинега Архангельской губернии в семье политического ссыльного родился Степан Валерианович Балмашев. С 1900 года Балмашев учился в Киевском университете. В январе 1901 года за активное участие в студенческом движении он был в числе других 183 киевских студентов отдан в солдаты. Осенью того же года, уволенный из армии, он приехал в Петербург и вступил в боевую организацию партии социалистов-революционеров (эсеров). По заданию партии в знак протеста против политики репрессий в отношении передового студенчества Балмашев 2 апреля 1902 года убил в Мариинском дворце министра внутренних дел Д.С.Сипягина.
Петербургский военно-окружной суд приговорил Балмашева к смертной казни. 2 мая он был привезен в Шлиссельбургскую крепость и на рассвете 3 мая 1902 года повешен в малом дворе цитадели, между крепостной стеной и Старой тюрьмой. Здесь он и похоронен.
Партия социалистов-революционеров, крупнейшая мелкобуржуазная партия в России, оформилась в конце 1901 - начале 1902 года в результате объединения ряда народнических кружков и групп. Отрицая руководящую роль пролетариата в буржуазно-демократической революции, эсеры считали движущими силами революции демократическую интеллигенцию, крестьянство и пролетариат, отводя главную, роль в революции крестьянству. В программе партии содержались требования установления демократической республики, автономии областей, политических свобод, всеобщего избирательного права, созыва Учредительного собрания, установления восьмичасового рабочего дня. Основой аграрной программы эсеров было требование социализации земли - ликвидации помещичьего землевладения и передачи земли крестьянам. Аграрная программа эсеров привлекла к ним широкие массы крестьянства в революции 1905-1907 годов. Однако при этом эсеры считали возможным сохранить частную собственность на другие средства производства. Это определило мелкобуржуазный характер эсеровской аграрной программы, которая подвергалась справедливой критике со стороны большевиков.
Одним из главных методов борьбы эсеров была глубоко ошибочная тактика индивидуального террора, который осуществляла законспирированная боевая организация. В первые годы существования партии среди ее членов было немало людей, преданных народу и идее революции, С.В.Балмашев, И.П.Каляев, Е.С.Сазонов и другие.
Позже партия стояла на позициях, враждебных народу. После победы Великой Октябрьской социалистической революции эсеры развернули антисоветскую агитацию в печати и подпольную антисоветскую деятельность. В годы гражданской войны они вели вооруженную борьбу против Советской власти, участвовали в организации покушений, заговоров, мятежей.
Из членов партии эсеров, кроме С.В.Балмашева, в крепости был казнен И.П.Каляев. Иван Платонович Каляев родился в 1877 году в Варшаве. В 1897 году поступил на историко-филологический факультет Московского университета, в следующем году перевелся в Петербургский университет, на юридический факультет.
4 февраля 1905 года по поручению боевой группы партии социалистов-революционеров И.П.Каляев бросил бомбу в карету великого князя Сергея Александровича, первого советника Николая II, генерал-губернатора Москвы и палача московских рабочих в революции 1905 года. Убийство было совершено на площади у Московского Кремля.
9 мая в 4 часа утра от пристани Петербургского градоначальства отошел пароход, на котором были доставлены в Шлиссельбург осужденный Каляев и его палач.
10 мая в 2 часа утра Каляев был повешен на крепостном дворе, за зданием манежа, недалеко от крепостной стены, обращенной к левому берегу Невы, и похоронен на острове, за пределами крепости.
В письме, написанном перед казныо, Каляев обращался к товарищам: "...если когда-нибудь на вершине общенародного ликования вы вспомните меня, то пусть будет для вас весь мои труд революционера выражением моей восторженной любви к народу".
Со дня казни Каляева прошло около трех месяцев, и снова в Шлиссельбургской крепости был возведен эшафот, на этот раз для двух осужденных - Хаима Гершковича и Александра Васильева.
Хаим Гершкович - рабочий, член партии социалистов-революционеров, родился в 1886 году в бедной еврейской семье. В 17 лет он впервые был арестован в Одессе во время демонстрации рабочих. Высланный под надзор полиции в Архангельскую губернию на 5 лет, Гершкович бежал в Лондон, а потом нелегально вернулся в Россию. 30 июня 1905 года во время обыска квартиры, в которой он находился, Гершкович оказал полиции вооруженное сопротивление, был арестован и по распоряжению Санкт-Петербургского генерал-губернатора Трепова был предан военному суду. 18 июня военно-окружной суд приговорил его к смертной казни.
Гершковича казнили 20 августа 1905 года, в один день с двадцатилетним рабочим Александром Васильевым, который убил околоточного надзирателя.
Последние две казни были совершены в Шлиссельбургской крепости в 1906 году. 29 августа 1906 года в малом дворе цитадели была повешена 3.В.Коноплянникова, приговоренная военно-окружным судом за убийство генерала Мина - командира Семеновского полка, участвовавшего в подавлении Декабрьского вооруженного восстания 1905 года в Москве. Менее чем через месяц, 19 сентября 1906 года, в крепости был казнен рабочий-революционер Васильев-Финкельштейн, осужденный за террористический акт: он пытался убить петербургского генерал-губернатора Трепова, известного своим приказом в период революции 1905 года: "Холостых залпов не давать, патронов не жалеть". По ошибке он убил генерала Козлова, приняв его за Трепова. На суде настоящей своей фамилии он не назвал, а документы у него были на имя крестьянина В. В. Васильева. Только после Великой Октябрьской социалистической революции в Общество политкаторжан пришло письмо от учащегося рабфака Финкельштейна, который писал о том, что его родной брат Я.Б.Финкельштейн был казнен в Шлиссельбургской крепости в 1906 году. Тогда же были найдены документы, которые подтвердили это.

Места казней в крепости отмечены мемориальными досками.

После поражения первой русской революции наступили годы реакции. Тысячи пролетарских революционеров, большевиков царское правительство упрятало в тюрьмы, в ссылку, на каторгу. Повсюду в России - в Орле и Пскове, Смоленске и Риге, Ярославле и Вологде, Саратове и
Тобольске - строились новые каторжные централы, которые должны были поглотить не десятки, как прежде, а сотни и тысячи политических врагов самодержавия.
"Царское правительство, помещики и капиталисты,- писал В.И.Ленин,- бешено мстили революционным классам, и пролетариату в первую голову, за революцию,-
точно торопясь воспользоваться перерывом массовой борьбы для уничтожения своих врагов".
С первых месяцев 1907 года началось создание новой каторжной тюрьмы в Шлиссельбургской крепости. Старая солдатская казарма, существовавшая с 1728 года, была перестроена - над ней возвели третий этаж, где разместили тюремную больницу, а в первом и во втором этажах оборудовали восемь общих тюремных камер. Так возник первый тюремный корпус, который заключенные называли "зверинцем". Это название объяснялось особым устройством общих камер, которые были отделены от коридора не стеной, а железной решеткой от пола до потолка. Каждая камера была рассчитана на 15 заключенных. Внутреннее устройство всех камер было одинаковое: в каждой откидные койки и стол в виде двух досок, прикрепленных к решетке. В углу камеры стоял открытый шкафчик для хранения хлеба.
Восемь камер занимали среднюю часть "зверинца"; в той части здания, которая примыкала к Светличной башне, находились мастерские: кузнечная, слесарная и ткацкая; в противоположном конце здания, у Государевой башни, - изолятор для психически больных и церковь.
В 1907-1908 годах была перестроена Старая тюрьма. Старые стены разобрали и на прежнем фундаменте построили новое двухэтажное здание с 12 общими камерами, по шесть в каждом этаже. В каждой камере было по два окна. Окна камер выходили на большой двор цитадели, а окна коридора - на малый двор.
Перестроенную Старую тюрьму - второй тюремный корпус - заключенные называли Сахалином. Это образное название точно отражало назначение этого корпуса: в него в виде наказания переводили из остальных корпусов тех, кого хотели подвергнуть наиболее тяжелому режиму.
Новая (народовольческая) тюрьма, остававшаяся без перестроек и изменений, получила название третьего тюремного корпуса.
В 1911 году закончилось строительство самого большого тюремного здания крепости - четвертого корпуса. В этой тюрьме была 21 общая камера и 27 одиночек. В каждой общей камере находилось по 22 человека, в одиночках часто было по два заключенных. В первом (полуподвальном) этаже были расположены столярные мастерские, вещевой цейхгауз, две кочегарки парового отопления и десять карцеров - семь светлых и три абсолютно темных. Во втором этаже размещалась администрация тюрьмы - контора, кабинеты начальника и его помощника, канцелярия, бухгалтерия, комната ожидания для родственников, комната свиданий, перегороженная двумя решетками: около наружной стоял посетитель, между решетками - надзиратель, а заключенного подводили ко второй, внутренней решетке. В этой же комнате за второй, внутренней решеткой стояли полки с книгами тюремной библиотеки и столик. На этом же этаже имелись общие и одиночные камеры.
На третьем этаже располагались общие и одиночные камеры и мастерские: сапожная, швейная, ткацкая. В четвертом этаже - общие и одиночные камеры и ткацкая мастерская. В каждой общей камере было 22 откидные койки, два стола со скамьями, клозет и умывальник.
Во всех четырех тюремных корпусах одновременно могло находиться около тысячи человек. Узниками Шлнссельбургской каторжной тюрьмы в 1907-1917 годах были матросы - участники восстаний в Севастополе и Кронштадте, солдаты - саперы восставшего батальона в Киеве и в Туркестане, и солдаты-артиллеристы Выборгской крепости, рабочие Петербурга, Одессы, Риги и других городов, крестьяне Закавказья и Прибалтики.
В Шлиссельбургской тюрьме отбывали каторгу выдающиеся деятели Коммунистической партии и многие рядовые ее члены - активные участники первой русской революции и подпольной работы партии в период первой мировой войны.
Три года провел в Шлиссельбурге выдающийся деятель Коммунистической партии и Советского государства Г.К.Орджоникидзе. В 1911 году по поручению В.И.Ленина он проводил огромную работу по подготовке созыва VI Всероссийской партийной конференции, которая состоялась в январе 1912 года в Праге. На конференции он был избран членом Центрального Комитета партии. Вернувшись в Россию, Орджоникидзе выступал с докладами о конференции в Москве, Петербурге, Баку, Тифлисе, Киеве. Выданный провокатором, он был арестован в Петербурге 14 апреля 1912 года и посажен в Дом предварительного заключения, в одиночную камеру. Через шесть месяцев Петербургский военно-окружной суд вынес приговор: три года каторги с последующей бессрочной ссылкой в Сибирь.
Не случайно местом заключения для Орджоникидзе был выбран именно Шлиссельбург. Шлиссельбургская тюрьма с ее строгим режимом считалась "образцовой" в Главном тюремном управлении и исключала возможность побега, а этого царское правительство опасалось больше всего, так как в 1909 году Орджоникидзе удалось совершить удачный побег из енисейской ссылки и эмигрировать за границу.
5 ноября 1912 года Орджоникидзе, закованный в ножные кандалы, был доставлен в Шлиссельбургскую крепость и помещен в четвертый тюремный корпус.
Человек огромной воли и мужества, Орджоникидзе не только не был сломлен, но делал все, чтобы поднять моральный дух других заключенных. Он рассказывал каторжанам о ленских событиях, массовых забастовках, о новом подъеме революционного движения, о Пражской конференции, о встречах с В.И.Лениным.
В марте 1913 года Орджоникидзе выступил инициатором протеста политкаторжан четвертого корпуса. Протест был вызван издевательствами тюремного надзирателя Сергеева над каторжанином Алтуновым. Заключенные потребовали увольнения Сергеева. В отзет последовал немедленный перевод наиболее активных участников протеста на карцерное положение в изолятор первого тюремного корпуса -"зверинца". Разумеется, в изолятор был отправлен и Серго Орджоникидзе. Насколько часто Орджоникидзе попадал в карцер, говорят записи в тюремной тетради, выданной ему 3 мая 1913 года: "На три недели в карцер (24.Х-14.XI. 1913 г.) за невставание на поверку", "две недели в карцер (ЮЛУ-24. 1914 г.) за неснятие брюк во время обыска". Запись о заключении в карцер "с ЗОЛ-2.11. 1915 г. за надзирателя" означает, по-видимому, наказание за какое-то неповиновение тюремному надзирателю .
В тетрадях Орджоникидзе много записей о прочитанных книгах. Круг его интересов был чрезвычайно широк: развитие капитализма, далекое прошлое человечества, империалистическая война, рабочее движение, история социализма, вопросы современной техники, естествознания, психологии, педагогики, медицины, русская и зарубежная художественная литература и, наконец, немецкий язык. Находясь в Шлиссельбурге, он по самоучителям овладел немецким языком.
8 октября 1915 года Орджоникидзе отправили из Шлиссельбурга в ссылку в Якутию. Он работал фельдшером в больнице села Покровского на Лене, в девяноста верстах от Якутска. Вместе с другими большевиками он вел партийную работу среди политических ссыльных. Февральская революция освободила Орджоникидзе из ссылки, и в мае 1917 года он уехал в Петроград. По предложению В.И.Ленина Г.К.Орджоникидзе был введен в Петроградский комитет РСДРП (б). Когда после июльских событий 1917 года партия вынуждена была уйти в подполье, он был связным ЦК, посещал В. И. Ленина на станции Разлив. Орджоникидзе принимал активное участие в Октябрьском вооруженном восстании. В годы гражданской войны он один из политических руководителей Красной Армии. В 1921-1926 годах Г.К.Орджоникидзе работал в Закавказье, сначала председателем Кавказского бюро ЦК, а затем первым секретарем Закавказского краевого комитета партии. С 1926 года был заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров и Совета труда и обороны СССР. В 1930 году Президиум ЦИК СССР назначил его Председателем Высшего совета народного хозяйства, а после преобразования ВСНХ в Наркомат тяжелой промышленности Орджоникидзе возглавил его. Под его руководством строились заводы, шахты, электростанции, он был активным борцом за осуществление плана индустриализации страны. Всю свою героическую жизнь Орджоникидзе отдал делу рабочего класса, делу коммунизма.
Большим авторитетом среди политкаторжан Шлиссельбурга пользовался большевик, член партии с 1896 года Федор Николаевич Петров (1876-1973). Революционная деятельность Петрова началась в 1890-х годах, в марксистских кружках. Работая пропагандистом на заводе "Арсенал", в железнодорожном депо, на Южнорусском заводе, он закончил медицинский факультет Киевского университета. В 1900 году в Москве, в квартире Дмитрия Ильича Ульянова, Ф.Н.Петров впервые встретился с В.И.Лениным. В 1903 году он перешел на нелегальное положение. 18 ноября 1905 года Ф.Н.Петров вместе с Б.П.Жадановским руководил восстанием саперного батальона в Киеве. Восставшие солдаты требовали улучшения пищи и одежды, бесплатности солдатской переписки, уничтожения военных судов, свободы собраний и митингов, созыва Учредительного собрания.
Восстание было разгромлено, в уличных боях погибло около двухсот человек, Петров и Жадановский были тяжело ранены, но товарищам удалось скрыть их от полиции и спасти. Несмотря на неудачу, восстание в Киеве было высоко оценено В.И.Лениным. Владимир Ильич указывал на необходимость еще более тесной связи между рабочими и солдатами в борьбе за победу революции. В статье "Умирающее самодержавие и новые органы народной власти" В. И. Ленин писал: "За морским сражением в Севастополе следуют, без всякого перерыва, сухопутные сражения в Воронеже и Киеве. Вооруженное восстание в этом последнем городе делает, видимо, еще шаг вперед, шаг к слиянию революционной армии с революционным пролетариатом и студенчеством".
Поправившись после ранения, Ф.Н.Петров переехал в Варшаву и в 1906 году возглавил военно-революционную организацию большевиков. Он редактировал подпольную газету "Солдатский листок", писал прокламации, распространял их среди рабочих и солдат, бы;1 тесно связан с Ф. Э. Дзержинским.
15 апреля 1907 года Петрова арестовали и заключили в тюрьму десятого павильона в Варшавской цитадели, тде он находился семь месяцев, пока шло предварительное следствие. Военно-окружной суд, состоявшийся в ноябре 1907 года, приговорил Петрова к семи годам каторжных работ.
В Шлиссельбургской крепости, куда он был доставлен в 1908 году, Ф.Н.Петров вел постоянную борьбу с тюремной администрацией за права заключенных. За семь лет каторги Ф.Н.Петров провел в карцерах 378 суток.
В 1915 году его отправили на поселение в село Ман-зурка Иркутской губернии. После Великой Октябрьской социалистической революции он принимал активное участие в борьбе за становление Советской власти на Дальнем Востоке, сражался в партизанских отрядах против Колчака, был членом Дальневосточного бюро ЦК РКП (б), а когда в 1920 году образовалась Дальневосточная республика, он вошел в состав ее правительства, был министром здравоохранения и заместителем Председателя Совета Министров.
В 1923-1927 годах Ф.Н.Петров был руководителем Главнауки (Главного управления научными, художественными, музейными, театральными и литературными учреждениями и организациями Наркомпроса РСФСР). В 1929-1933 годах возглавлял Всесоюзное общество культурных связей с заграницей (БОКС).
Ф.Н.Петров внес огромный вклад в развитие советского энциклопедического дела. Он был заместителем главного редактора 1-го издания Большой Советской Энциклопедии, директором института "Советская энциклопедия", членом главной редакции трех изданий Большой Советской Энциклопедии. В 1959-1973 годах
Ф.Н.Петров являлся членом научно-редакционного совета издательства "Советская энциклопедия", главным редактором и членом редакций многих советских энциклопедических и словарных изданий.
За выдающиеся заслуги перед Коммунистической партией и Советским государством Ф.Н.Петров был дважды удостоен звания Героя Социалистического Труда, награжден четырьмя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, а также медалями.
Соратник Ф.Н.Петрова Б.П.Жадановский прожил короткую, но славную жизнь. Раненный во время восстания саперов в Киеве в 1905 году, Жадановский сначала скрывался у друзей, но полиции удалось выследить его и арестовать. Военный суд приговорил его к расстрелу, который заменили бессрочнсй каторгой. 12 лет - с 1905 по 1917 год он был узником Киевской, Смоленской, Шлиссельбургской, Орловской, Херсонской тюрем. За величайшую силу духа, революционную стойкость, бескомпромиссность, бесстрашие перед репрессиями друзья называли его "гигантом Шлиссельбурга". "Мы всегда поражались,- вспоминал большевик Д.А.Трилиссер,- откуда в этом маленьком, хрупком теле такая сила воли, столько упорства, стойкости, выдержанности и смелости... Человек культурный, образованный, неплохой марксист, он форменным образом горел, все хотел знать, работал над собой, делился знаниями с другими".
Жадановский погиб в Крыму, под Алуштой, в бою с белогвардейцами в 1918 году.
В 1910-1912 годах в Шлиссельбурге отбывал срок наказания рабочий Петр Федорович Анохин, впоследствии один из организаторов Советской власти в Карелии. За покушение на жандармского унтер-офицера в Петрозаводске в 1909 году Петербургский военно-окружной суд приговорил его к смертной казни, замененной каторжными работами. Шлиссельбургская крепость стала для Анохина школой борьбы и политической зрелости.
В 1912 году, после пребывания в крепости, его отправили в ссылку, которую он отбывал на станции Зима Иркутской губернии.
Вернувшись в январе 1918 года в Петрозаводск закаленным тюрьмой и ссылкой большевиком, П.Ф.Анохин целиком отдался партийной и советской работе. Он был избран председателем Олонецкого губисполкома. В августе 1918 года под его руководством был раскрыт контрреволюционный заговор офицеров в Петрозаводске. Весной 1919 года, когда над Петрозаводском и всей Олонецкой губернией нависла угроза вражеской оккупации, П.Ф.Анохин возглавил ревком, руководил мобилизацией людей и транспорта, отправлял на фронт снаряжение и продовольствие. После освобождения Карелии от интервентов Анохин возглавил созидательную работу - при его участии налаживалось производство на промышленных предприятиях, открывались школы и интернаты. Он избирался делегатом на VIII, IX и X партийные съезды. На VIII Всероссийском съезде Советов Анохин был избран членом ВЦИК.
В 1921 году Центральный Комитет партии командировал Анохина на Дальний Восток в качестве члена Дальневосточного бюро ЦК РКП (б). Он был уполномоченным Министерства иностранных дел Дальневосточной республики на переговорах с Японией.
10 мая 1922 года Анохин был убит белобандитами на 33-м километре Витимского тракта, под Читой.
Всю свою недолгую жизнь П.Ф.Анохин, прошедший суровую школу подполья, каторги и ссылки, отдал делу освобождения рабочего класса, стал одним из руководителей первых Советов в Карелин. Трудящиеся Карелии бережно хранят память о П.Ф.Анохине; одна из улиц и типография в Петрозаводске, в которой работал П.Ф.Анохин, названы его именем. Имя славного большевика носит один из ладожских теплоходов. Активными организаторами коллективных протестов политкаторжан в Шлиссельбурге были Р.М.Семенчиков и К.Я Луке.
Роман Матвеевич Семенчиков с юных лет принимал участие в революционном движении рабочих-текстильщиков Шуи и Иваново-Вознесенска. До 1905 года царский суд дважды приговаривал его к тюремному заключению. С 1905 года Семенчиков под именем Степана Ивановича Захарова работал в большевистской фракции РСДРП в Риге, организовал и возглавил боевую дружину.
Благодаря смелости, таланту организатора и агитатора Семенчиков завоевал огромный авторитет среди латышских и русских рабочих в Риге. Вместе с другими боевиками он был арестован на нелегальном собрании 18 декабря 1905 года и заключен в Рижскую тюрьму. Военный суд приговорил Захарова и четырех его товарищей - Рубинштейна, Вербу, Крастыня и Гринберга к смертной казни, остальных - к каторге.
Узнав о решении суда, рабочие Риги провели забастовку и добились пересмотра дела. Новый суд заменил смертную казнь 15 годами каторги, которую Семенчиков отбывал в Смоленской, Шлиссельбургской и сибирских тюрьмах.
В Шлиссельбурге Семенчиков вел дневник, в котором наряду с описанием условий заключения и тюремной жизни много размышлений о революции, о ее будущем. "Революция не окончена,- писал он,- ибо ее задачи не разрешены. Установилось затишье перед бурей. События 1905 года повторятся в больших размерах". В одном из писем он отмечал, что реакция долго продержаться не может,- "ведь фабрики и заводы работают. Значит, и капитализация и пролетаризация совершаются, стало быть, и рабочее движение, этот источник революции, пробуждается". В тюрьме Р.М.Семенчиков готовился к будущей борьбе с самодержавием. "Надо точить свое теоретическое оружие,- писал он,- сделать так, чтобы время заключения сыграло роль университетской подготовки для революционеров..."
Тюремщики всячески притесняли узника, переводили в худшие камеры, отнимали книги и письменные принадлежности, но он не падал духом. "Пусть это будет не скоро, что за беда - ведь все-таки будет,- писал Семенчиков. - Этого утешения отнять у меня не в силах никто..." "Иногда чувствую такой подъем духа, что удивляюсь, как эти проклятые стены не упадут под его напором".
Летом 1909 года Семенчикова отправили в Алгачин-скую каторжную тюрьму в Сибири, а через год перевели в Горный Зерентуй, где он умер в тюремной больнице 13 апреля 1911 года от паралича сердца.
"Мне нужна жизнь подвиг",- записал Р.М.Семенчиков в своем дневнике. Жизнь его действительно была подвигом в борьбе за освобождение трудящихся.
Карл Янович Луке (1888-1932) - член РСДРП с 1904 г. С шестнадцати лет принимал участие в революционном движении Латвии, был комиссаром повстанческих крестьянских отрядов. В 1911 году Петербургская судебная палата приговорила его к шести годам каторги за принадлежность к Либавской организации РСДРП.
После суда К.Я.Луке был отправлен в Шлиссельбургскую каторжную тюрьму. В 1912 году за организацию коллективного протеста каторжан К,Я.Лукса, Б.П.Жадановского, И.Я. Короткова и других перевели в Орловский централ. В 1916 году Луке был отправлен в ссылку в Восточную Сибирь, в Нижиеудинск. После Октябрьской революции принимал участие в гражданской войне, сражался в партизанских отрядах, был начальником штаба партизанских соединений Восточного Забайкалья, командующим войсками Читинского округа Когда в 1920 году образовалась Дальневосточная республика, Луке вошел в ее правительство как министр по национальным делам.
После гражданской войны Луке активно участвовал в строительстве новой жизни, был председателем акционерного общества "Книжное дело", уполномоченным Главнауки при Наркомпросе РСФСР на Дальнем Востоке, директором Хабаровского краеведческого музея, с 1926 года руководил Комитетом содействия северным окраинам страны (Комитет Севера), Луке многое сделал для организации жизни малых народов на основе социализма, для создания национальной интеллигенции, поднятия экономики Севера. Он объехал самые отдаленные районы, организовывал научные экспедиции, руководил строительством культбаз на Севере, куда входили школы-интернаты с учебными мастерскими, клубы ("красные яранги"), врачебно-медицинские пункты, ветеринарные и зоотехнические пункты, механические мастерские.
В 1929 году Луке был назначен ректором только что образованного в Ленинграде Института народов Севера. За год он сумел наладить работу нового учебного заведения и снова уехал на Север. Во время экспедиции 1930-1932 годов в местечке Калк-Подволок, в северо-восточной части Якутии, трагическая случайность оборвала его жизнь: К.Я.Луке погиб, разряжая винчестер.
Среди политкаторжан Шлиссельбурга были не только члены большевистской партии, но и представители других политических партий: анархисты, социалисты-революционеры, максималисты (группа террористов, выделившаяся из партии эсеров как левое ее крыло). Повседневное общение этих политкаторжан с большевиками в Шлиссельбургской крепости оказало на них большое влияние. Некоторые из них (П.Ф.Виноградов, И.П.Жук, В.О.Лихтенштадт и другие) еще в тюрьме отказались от своих ошибочных взглядов, стали убежденными марксистами, перешли на позиции большевиков и, выйдя из крепости, беззаветно сражались за власть Советов.
Владимир Осипович Лихтенштадт (1882-1919), сын статского советника, учился в Петербургском и Лейп-иигском университетах. 21 августа 1907 года Петербургский военно-окружной суд приговорил его к смертной казни за участие в подготовке взрыва дачи премьер-министра царского правительства Столыпина 12 августа 1906 года на Аптекарском острове. При конфирмации приговора Лихтенштадта осудили к бессрочной каторге, и в мае 1908 года он был переведен из Петропавловской в Шлиссельбургскую крепость, где проявил себя одним из самых активных и авторитетных организаторов борьбы с царскими тюремщиками.
В Шлиссельбурге Владимир Осипович был одним из самых деятельных организаторов и создателей тюремной библиотеки, Работа в библиотеке захватила его целиком, он писал в дневнике: "С головой в библиотечных делах - ни читать, ни писать невозможно: живешь, как голодный среди изобилия пищи и не можешь насыщаться..."
Лихтенштадт пришел в Шлиссельбург молодым, но уже солидно образованным в области математики, естественных наук, философии, литературы, но и в тюрьме продолжал читать и учиться. За годы заключения он стал разносторонне образованным человеком. В Шлиссельбурге в мировоззрении Лихтенштадта произошли большие изменения. Шлиссельбургская каторга стала для него подлинной школой политического воспитания. Его товарищ по каторге И.И.Генкин писал позднее: "...еще в Шлиссельбурге он стал эволюционировать от туманных народнических взглядов к марксизму и от нео-идеалистических построений немецких профессоров к материалистическому мировоззрению".
Большое влияние на формирование марксистских взглядов Лихтенштадта оказали Г.К.Орджоникидзе, Б.П.Жадановский, Ф.Н.Петров. 5 октября 1915 года Лихтенштадт записал в своем дневнике: "...сегодня уехал Орджоникидзе. Это большая потеря для меня. Какой живой, открытый характер, сколько энергии, отзывчивости на все! И главное - человек все время работает над собой... С ним можно было потолковать серьезно по теоретическим вопросам, побеседовать о прочитанной книге..."
Февральская революция 1917 года открыла двери тюрем. Лихтенштадт в числе первых политкаторжан Шлиссельбурга получил удостоверение: "Освобожден волею восставшего народа".
В начале 1919 года он вступил в большевистскую партию. Партия поручила ему наладить выпуск журнала "Коммунистический Интернационал". Когда к Петрограду подошла армия Юденича, Лихтенштадт попросил направить его на фронт. Его назначили комиссаром 6-й дивизии. Лихтенштадт погиб 15 октября 1919 года на Ямбургском фронте, под Кипенью. 15 декабря его прах был перенесен на Марсово поле в Петрограде.
Отбывавший заключение одновременно с Лихтен-штадтом Павлин Федорович Виноградов был предан суду за отказ от военной службы по политическим мотивам. Этот факт был отмечен в центральном органе большевиков - газете "Правда". "На прошлой неделе,- сообщала "Правда",- привезли из Нарвской гауптвахты арестованного солдата Павлина Виноградова, обвиняемого в том, что он отказался дать присягу. Следствие окончено, и в конце июня состоится суд". Суд состоялся 28 июня 1912 года. Он был приговорен к отдаче в дисциплинарный батальон на шесть лет. Но и здесь Виноградов заявил, что служить царю не будет, начал вести среди
солдат революционную пропаганду.
В феврале 1913 года он снова предстал перед Петербургским военно-окружным судом, который приговорил его к 4 годам 11 месяцам каторжных работ "за умышленный отказ из-за убеждений от несения военной службы". Тогда он еще не понимал, что, находясь на военной службе, можно работать на революцию. После суда, закованный в кандалы, Виноградов был отправлен в Шлиссельбург. С первых же дней он включился в общую борьбу заключенных с тюремной администрацией за человеческие условия существования. Ни карцеры, ни побои тюремщиков не сломили Виноградова. На пребывание в тюрьме он смотрел как на временный отрыв от революционной борьбы, который нужно использовать для пополнения своих знаний. Он изучал философию, политэкономию, военное дело.
В 1916 году Виноградова перевели в Александровский централ (в 75 километрах от Иркутска), откуда его освободила Февральская революция. Павлин Федорович вернулся в Петроград, принимал участие в организации боевых отрядов Красной гвардии, в вооружении рабочих, в штурме Зимнего дворца.
В феврале 1918 года Виноградова командировали в Архангельск для организации продовольственной помощи рабочим революционного Петрограда. Он отправил в Петроград два продовольственных эшелона, а сам остался работать в Архангельске. Когда в августе 1918 года Архангельск захватили англо-американо-французские интервенты, Виноградов перебрался в Котлас и, выполняя директиву В.И.Ленина, сформировал и возглавил Северо-Двинскую речную флотилию. 8 сентября 1918 года П.Ф.Виноградов погиб в бою с интервентами. С революционными почестями он был похоронен в Петрограде на Волковском кладбище. Трудящиеся Архангельска чтут память героя гражданской войны. Виноградовским назван район, где сражался и погиб Павлин Виноградов. Его имя носит центральная улица Архангельска. По Северной Двине ходит пароход "Павлин Виноградов".
Девять лет провел в Шлиссельбурге Иустин Петрович Жук, один из руководителей черкасской группы "анархистов-коммунистов". При аресте в 1908 году он оказал вооруженное сопротивление, пытаясь бомбой взорвать себя и жандармов. Киевский военно-окружной суд приговорил его к смертной казни, которая была заменена бессрочной каторгой.
В Шлиссельбурге И.П.Жук активно участвовал во всех коллективных протестах политкаторжан, отличался исключительной храбростью, твердой волей, ненавистью к угнетателям.
После освобождения из крепости 28 февраля 1917 года он остался работать на Шлиссельбургском пороховом заводе. Вместе с большевиками боролся за победу социалистической революции.
После победы Октябрьской революции Иустин Жук налаживал работу завода, организовал снабжение и быт рабочих. По его инициативе и проекту на заводе начали осваивать производство винного сахара из древесных опилок. Одним из первых с отрядом бывших шлиссельбуржцев и рабочих завода он ушел в 1919 году на фронт защищать Петроград от банд Юденича и был назначен членом военного совета Карельского участка Петроградского фронта. И.П.Жук героически погиб в боях с белогвардейцами 24 октября 1919 года вблизи станции Грузино. Его именем названы улицы в поселке имени Н.А.Морозова и в городе Петрокрепость.
1917 год - последний год существования Шлиссельбургской тюрьмы. До заключенных все чаще стали доходить известия о забастовках, демонстрациях, волнениях в столице и в крупных промышленных центрах страны. Эти известия вселяли надежду на скорое освобождение, но о многом узники Шлиссельбурга еще не знали. Они не знали, что в февральские дни 1917 года в Петрограде развертывались революционные бои, что Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов на первом же своем заседании 27 февраля 1917 года принял решение немедленно освободить политических заключенных лиссельбургской тюрьмы. Выполнить это решение взялись рабочие Шлиссельбургского порохового завода, которые разоружили полицию, взяли в свои руки власть в городе и на заводе.
28 февраля из тюрьмы вышли на свободу 70 политкаторжан. Среди них были В.О.Лихтенштадт, отец и сын И.Е.и И.И.Пьяных, В.А.Симонович, В.Д.Малашкин, И.П.Жук и другие. Пением революционных песен и криками "Ура!" встретила освобожденных каторжан многотысячная толпа рабочих за воротами тюрьмы.
Революционный комитет Шлиссельбургского порохового завода решил на следующий день, 1 марта, освободить всех заключенных Шлиссельбургской тюрьмы. Была организована боевая дружина, которую возглавили И.П.Жук и Ф.А.Шавишвили. Удалось раздобыть немного оружия: были опасения, что охрана тюрьмы окажет вооруженное сопротивление. Но штурмовать крепость не пришлось. После кратких переговоров начальник тюрьмы Зимберг вручил В.О.Лихтенштадту ключи от крепости.
Революционный комитет Шлиссельбургского порохового завода, в который вошли и освобожденные политкаторжане, взял в свои руки решение всех неотложных дел - размещение шлиссельбуржцев по домам рабочих, выдачу всем каторжанам особых удостоверений, в которых говорилось, что они освобождены из Шлиссельбургской крепости "волею восставшего народа". Тогда же ревком принял решение сжечь тюремные корпуса Шлиссельбурга, вывезя оттуда все ценное имущество, оружие, продовольственные запасы, тюремную библиотеку. Тогда, в феврале-марте 1917 года, еще не было полной уверенности в победе революции, опасались возможности использования крепости как тюрьмы, если вернется реакция.
В ночь с 4 на 5 марта по сигналу вспыхнули одновременно все тюремные корпуса. "...Несколько дней огромным красным факелом, освещая ладожские дали, горела старая тюрьма, символический маяк на грани уходящего в мрак забвения' старого мира и на развалинах его рождающегося светлого дня",- писал о конце Шлиссельбургской тюрьмы ее бывший узник И.П.Вороницын.
В тяжелые годы гражданской войны трудящиеся Петрограда почтили память погибших узников Шлиссельбургской крепости открытием памятника.
На торжественном открытии монумента 22 января 1919 года присутствовали делегации от коммунистов и рабочих Петрограда и города Шлиссельбурга, бывшие узники крепости. Памятник работы скульптора И.Я.Гинцбурга был установлен в северо-восточной части острова, за крепостной стеной, у Королевской башни, там, где жандармы хоронили погибших в 1884-1906 годах в крепости революционеров. Инициатива сооружения памятника принадлежала бывшему шлиссельбуржцу М.В.Новорусскому.
После Октябрьской революции началась новая история Шлиссельбургской крепости. В 1925 году крепость, как сооружение, имеющее большое историческое значение, была взята под государственную охрану и передана Советом Народных Комиссаров РСФСР в ведение органов Наркомпроса. Наркомпрос должен был организовать в Шлиссельбургской крепости музей, присоединив его в качестве филиала к Ленинградскому музею Великой Октябрьской социалистической революции, разработать план восстановления зданий, поврежденных пожаром.
Реставрация крепости была поручена Ленинградскому отделению Главнауки и Ленинградской реставрационной мастерской. Реставраторам оказывала помощь специальная комиссия из представителей Музея Октябрьской революции, Шлиссельбургского землячества и Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев.
26 августа 1928 года в крепости в торжественной обстановке был открыт музей. Прибыли многочисленные делегации трудящихся Ленинграда и Шлиссельбурга, представители партийных, профсоюзных и научных организаций, сотрудники Музея Октябрьской революции, члены Общества политкаторжан и Шлиссельбургского землячества. Состоялся многотысячный митинг. На нем выступили президент Академии наук А.П.Карпинский, бывшие народовольцы А.В.Прибылев и С.П.Швецов, от Шлиссельбургского землячества - Д.А.Трилиссер, от рабочих Ленинграда - А.П.Костин и другие.
Экспозиции и памятники нового филиала Музея Октябрьской революции вызвали огромный интерес трудящихся. Неизгладимое впечатление у посетителей музея осталось от осмотра тюремных зданий, камер, карцеров.
Статьи, очерки, информации, справочные материалы, отчеты о Шлиссельбурге и об открытии в нем музея, посвященного узникам крепости XVIII-XX веков, были помещены в "Красной газете", "Ленинградской правде", журнале "Красная панорама" и в других периодических изданиях.
В 1939 году в связи с осложнившейся международной обстановкой музей в Шлиссельбургской крепости был закрыт и экспонаты вывезены в Ленинград, в Музей Великой Октябрьской социалистической революции.

ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА КРЕПОСТИ В 1941-1943 ГОДАХ

В 1941-1943 годах почти 500 дней небольшой гарнизон стойко оборонял Шлиссельбургскую крепость. Несмотря на многочисленные попытки, фашистским войскам не удалось переправиться на правый берег Невы и замкнуть кольцо блокады Ленинграда. Героическая оборона крепости возродила военную славу древнего Орешка.
Оборона крепости началась, когда защищавшая Шлиссельбург 1-я дивизия войск НКВД вынуждена была под натиском превосходящих сил врага оставить город и переправиться на правый берег Невы.
Захватив 8 сентября 1941 года Шлиссельбург, фашисты перерезали все сухопутные коммуникации по левому берегу Невы и водный путь по реке. Началась блокада Ленинграда. Крепость Орешек оказалась на передней линии Ленинградского фронта.
1-я дивизия войск НКВД, отступившая на правый берег Невы, с 8 сентября 1941 года заняла оборону на участке от деревни Кошкино до Невской Дубровки. Шлиссельбургская крепость стала важным опорным пунктом 1-й дивизии войск НКВД. Поселок имени Морозова оборонял 2-й полк дивизии, которым командовал с сентября 1941 года по апрель 1942 года майор А.А.Золотарев. Начальник погранвойск Ленинградского округа генерал Г.А.Степанов и командующий Ленинградским фронтом К.Е.Ворошилов поставили перед ним задачу - в первую очередь укрепить Шлисселъбургскую крепость, не дать фашистам возможности форсировать Неву.
По приказу командующего 1-й дивизией войск НКВД полковника С.И.Донскова ночью 9 сентября 1941 года силами двух взводов была организована разведка крепости. Она не была занята врагом. Взвод наших бойцов немедленно занял круговую оборону. Это было на рассвете 9 сентября 1941 года. Так началась героическая оборона крепости советскими воинами, продолжавшаяся 498 дней, до 18 января 1943 года, когда Шлиссельбург был освобожден от гитлеровцев.
10 сентября крепость осмотрели представитель Военного совета Ленинградского фронта генерал В. В. Семашко, командир 1-й дивизии войск НКВД полковник С.И.Донсков и капитан Н.И.Чугунов, назначенный комендантом крепости. Днем позже В.А.Марулин, политрук одной из рот, был назначен военным комиссаром. 11 сентября 1941 года командование 1-й дивизии войск НКВД издало приказ о создании гарнизона крепости. Перед ним была поставлена задача не допускать переправы врага на правый берег Невы.
От советских войск на правобережье гарнизон отделялся широким протоком Невы, что значительно затрудняло его снабжение продовольствием и боеприпасами. На всю жизнь остались памятными переправы через реку бойцам Евгению Устиненкову и Василию Касаткину, которые служили лодочниками.
Как особенно трудный вспоминали они период белых ночей, когда даже самый маленький предмет на водной глади был виден на 1000-1500 метров. Пройти на шлюпках незамеченными ни на берег, ни в крепость было невозможно. На шлюпках чаще всего удавалось прорваться только в одну сторону. От крепости к берегу путь был легче. До середины реки шли спокойно, поскольку вражеские пулеметчики не видели шлюпку: ее закрывала крепость. Зато на второй половине пути шлюпка попадала в зону видимости, под пулеметный огонь. Труднее было переправляться с берега в крепость. Противник открывал огонь по шлюпке, как только она отходила от баржи, служившей причалом, и держал ее под прицелом до середины реки. Когда шлюпка выходила из сектора пулеметного обстрела, по ней начинали бить минометы. Не всякий мог выдержать такое напряжение, но гребцы Касаткин, Устиненков, Коргалев и другие ежедневно совершали этот героический переход с правого берега в крепость.
В гарнизоне было около 300 человек. Первоначально он состоял из стрелковой роты. В октябре 1941 года по решению командования 302-го отдельного артдивизиона Краснознаменного Балтийского флота в крепость прибыла 409-я морская батарея, личный состав которой насчитывал 60-65 человек. Батареей командовал капитан П.Н.Кочаненков, а военным комиссаром был А.Г.Морозов. Пять 45-миллиметровых орудий 409-й батареи разместили в бойницах Королевской башни и на бастионе.
Бойцы стрелковой роты дивизии оборудовали свои огневые точки в крепостной стене между башнями Головина, Головкина, Флажной, обращенной к занятому гитлеровцами Шлиссельбургу, В крепостной стене пробили амбразуры для установки пулеметов. Огневые точки были названы условными именами: "Дуня", "Утка", "Чайка", "Орех", "Воронка", "Ольха", "Россия", "Ермак", "Дуб" ,"Родина", "Гусь", "Скворец", "Байкал".
Гарнизон разместился в нижних ярусах башен: в Королевской - моряки 409-й батареи, в башнях Флажной, Головкина и Головина - подразделения пехотинцев. Подземелье Светличной башни было отведено медицинскому пункту. Особое место в обороне крепости заняла башня Головкина. В ее нижнем помещении разместился стрелковый взвод. Здесь вплотную к стенам поставили нары, на которых спали бойцы, а посреди комнаты стол, который освещался коптилкой из консервной банки. В двух нишах по бокам, которые в свое время служили амбразурами, стояли металлические кровати коменданта и комиссара гарнизона. В помещении хранились в двух пирамидах винтовки. Для отопления поставили печку, сделанную из железной бочки.
С конца сентября 1941 года фашистская артиллерия начала массированные обстрелы крепости, видимо поставив перед собой цель стереть ее с лица земли. Для гарнизона настали тяжелые дни. Положение на участке Ленинградского фронта, проходившем по Неве, было напряженным. С 10 по 26 сентября наши войска вели Синявинскую наступательную операцию, заняли плацдарм в районе Московской Дубровки, на левом берегу Невы, и пытались его расширить.
27-28 сентября 1941 года 2-й стрелковый полк 1-й дивизии войск НКВД получил приказ командования Ленинградского фронта ночью сосредоточиться в Орешке, переправиться на шлюпках через Неву и неожиданным ударом выбить фашистов из Шлиссельбурга. К сожалению, эта операция успеха не имела. Но она показала значение Орешка: крепость была плацдармом, а также осуществляла огневое обеспечение наступления. Активные действия гарнизона Орешка, попытка выбить противника из Шлиссельбурга не позволяли фашистскому командованию перебросить подкрепление из Шлиссельбурга в район Московской Дубровки.
После этого массированные обстрелы крепости стали систематическими. Гарнизон не выходил из боя. Фашисты круглосуточно методично обстреливали крепость из дальнобойных орудий и минометов. В ней рвались сотни снарядов и мин. В дело включилась и фашистская авиация. На крепость стали обрушиваться и авиационные бомбы. В скором времени все здания были разрушены. Камень и кирпич превращались в пыль. Над островом все время висело бурое облако,Гарнизон ушел под землю - в подвальные помещения и землянки.
Усложнились и без того трудное сообщение с войсками на правом берегу и обеспечение крепости. А постоянно действующая переправа была жизненно необходима для гарнизона. Надо было пополнять запас боеприпасов, вывозить раненых, доставлять продовольствие и обмундирование. Команда гребцов каждодневно выполняла свою трудную, смертельно опасную работу. Не один из лодочников был убит или ранен.
О боевой жизни защитников крепости дают представление скупые записи в рукописном журнале, который вели бойцы. Вот некоторые из них.
"15 октября 1941 г. Противник выпустил по крепости 30 снарядов и 50 мин. Выведен из строя расчет 45-мм пушки - ранено 5 человек: В.П.Волков , Звязенко, Бондаренко,А. П.Макаров, Тищенко.
25 октября 1941 г. Противник выпустил по крепости 20 снарядов и 80 мин. Ранены П.П.Ершов и М.А.Ганин.
7 июня 1942 г. Противник открыл по крепости и по переправе минометный и артиллерийский огонь. Всего было выпущено около 800 мин и около 100 снарядов. Был тяжело ранен А.Н.Федосеев, который вскоре скончался.
17 июня 1942 г. С 6.00 по 11.30 направление с юга, координаты не установлены, противник вел по крепости огонь из тяжелых орудий бетонобойными снарядами. Выпущено 248 снарядов. Разрушена Королевская башня, выведены из строя 4 пушки моряков".
Так жил и сражался героический гарнизон все 498 дней. Зима усугубила трудности. Стояли тридцатиградусные морозы, с Ладожского озера дули леденящие ветры. Особенно тяжело приходилось бойцам, которые несли службу на огневых точках и наблюдательных пунктах.
Сказывалась нехватка продовольствия. Продовольственный паек был скудным. Бывали дни, когда бойцы получали такую же норму продуктов, как жители блокированного Ленинграда.
Но ни яростные огневые налеты врага, ни холод, ни голод не поколебали советских воинов. Они не только стойко держали оборону, но наносили фашистам все более ощутимые потери. Круглосуточно велось наблюдение за врагом, огнем артиллерии, минометов и пулеметов разрушались его огневые точки и укрепления. Крепость лишала фашистов возможности строить новые укрепления, держала их в постоянном напряжении.
Как символ непобедимости гарнизона реял над крепостью красный флаг. Он был укреплен на высокой водонапорной башне, существовавшей на углу цитадели (на месте разобранной в 1880-х годах Колокольной башни). Впервые его водрузили 23 сентября 1941 года бойцы С,А,Левченко и С.Кузнецов. Флаг вызывал у гитлеровцев ярость. Как только он взвился над крепостью, фашисты сразу открыли по нему огонь из 37-миллиметровой пушки. Трассирующие снаряды впивались в кладку башни, откалывали куски кирпича, но флаг устоял, хотя весь был иссечен пулями и осколками. В течение сентября и октября 1941 года гитлеровцам все же удалось не раз сбить флаг. Защитники крепости поднимали его снова и снова, пока немцы непрерывным обстрелом не разрушили башню. Тогда флаг перенесли на колокольню Иоанновского собора. Впервые его подняли на колокольню 1 мая 1942 года. Немцы стали яростно обстреливать собор, который вскоре был тоже сильно разрушен. Однако колокольня оставалась цела. Флаг реял над ней до самого окончания обороны.
Артиллерия Орешка нанесла большой урон врагу в живой силе и технике. В 1942 году одна только 409-я батарея уничтожила 4 отдельных орудия, 2 минометные батареи, 3 отдельных миномета, 11 дзотов и блиндажей, 17 пулеметных точек. Ею были подавлены 5 артиллерийских батарей, 4 отдельных орудия, 1 минометная батарея, 5 отдельных минометов. Большой вклад в общее дело борьбы с врагом вносили также артиллеристы, минометчики, пулеметчики и снайперы.
76-миллиметровое орудие под названием "Дуня" прибыло в крепость в июле 1942 года взамен орудия того же калибра, разбитого при обстреле. Расчет "Дуни" - командир сержант С.А.Русинов, наводчик И. И.Канашин - вскоре стал одним из лучших в крепости. С этой пушкой связано знаменательное событие: в 1943 году во время прорыва блокады из нее был сделан последний выстрел из крепости.
В крепости были отличные пулеметчики. Пулеметы, установленные в амбразурах крепостной стены, обращенной к Шлиссельбургу, занимали удобную и выгодную позицию: отсюда можно было вести огонь по главным улицам города и по оборонительным рубежам гитлеровцев на бровке Новоладожского канала. Пулеметчик В.М.Траньков и его второй номер Н.А.Яковлев установили свой станковый пулемет в проломе крепостной стены у башни Головкина. Их пулемет был наведен на главную улицу Шлиссельбурга. По свидетельству комиссара крепости В.А.Марулина, эти пулеметчики уничтожили не менее 60 фашистов.
Рядом с башней Головина в амбразуре крепостной стены находился пулемет рядового Идиата Атаулина. Он был гораздо старше других бойцов в комсомольско-молодежном гарнизоне крепости. В боях с фашистами Атаулин проявлял большое мужество. Немцы постоянно вели огонь по огневым точкам крепости, и часто завалы от разрушений крепостной стены закрывали амбразуру его пулемета. С наступлением темноты Атаулин сам, без какого-либо приказа, выходил за крепостную стену, чтобы расчистить амбразуру. Он никогда не позволял другим выполнять эту опасную работу. "Вам нельзя, вы молодые, вам нужно долго, долго жить",- говорил он товарищам.
Снайперы крепости - бойцы П.И.Собольков, К.Боярский, И.Т.Долинский, С.Кузнецов, С.А.Левченко, Л.М.Глазман, И.Е.Чубцов и другие уничтожили десятки гитлеровцев.
Ведя героическую борьбу с врагом, защитники крепости черпали силы в сознании правоты своего дела, в мысли о том, что они защищают Ленинград - город Ленина, город Великого Октября. Большую моральную поддержку бойцы и командиры получали от трудящихся Ленинграда. Несколько раз в крепости устраивались встречи гарнизона с делегациями рабочих ленинградских предприятий, которые, несмотря на все трудности пути, переправлялись в крепость. Такие встречи были взаимно необходимы и оставляли глубокий след в сознании их участников.
Рабочие одного из ленинградских заводов прибыли в крепость 6 ноября 1941 года, накануне 24-й годовщины Октября. Они ознакомились с боевой жизнью гарнизона, рассказали, как живут и работают во имя Победы трудящиеся блокированного врагом Ленинграда, и дали наказ: "Стоять насмерть и не пропустить немецко-фашистских захватчиков в Ленинград". Защитники крепости поклялись умереть, но город Ленина отстоять. В Надзирательском корпусе и Королевской башне провели торжественные собрания, посвященные годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Воинам раздали подарки от ленинградцев.
Весной 1942 года гитлеровцы усилили обстрелы крепости. Фашисты особенно злобствовали накануне праздника международной солидарности трудящихся - 1 Мая. Гарнизон дружно готовился встретить этот праздник. В подразделениях были проведены беседы, торжественные собрания. Командование дивизии прислало обращение к бойцам крепости: "Когда ликующий народ пробьет в колокол набатный звон своей победы над остервенелым врагом,- говорилось в нем,- то его радостные взоры будут обращены и к вам, товарищи. А ваши доблесть, мужество и героизм будут записаны на стенах крепости золотыми буквами: "Здесь в 1941-1942 гг. вели смертный бой с немецкими оккупантами советские герои-богатыри за нашу святыню - город Ленина". Ваши имена войдут в историю, и она их свято будет хранить. Ваши беспримерно и безгранично боевые дела войдут в века". Обращение было встречено гарнизоном с огромным воодушевлением и подъемом.
Ночью 1 мая моряки подняли на колокольню собора новый красный флаг, который с наступлением дня увидели и на правом, и на левом берегу. Гитлеровцы подвергли крепость ожесточенному обстрелу. Сначала они вели огонь только из легких орудий и минометов, потом в крепости стали рваться и тяжелые снаряды. Гитлеровцы не жалели ни мин, ни снарядов для обстрела крепости. В отдельные дни, как, например, 17 июня 1942 года, на крепость было обрушено более тысячи снарядов и мин.
О том, какие тяжелые огневые налеты врага приходилось отражать защитникам крепости, свидетельствует дневник немецкого офицера, найденный на месте боев в Шлиссельбурге в 1943 году.
Вот запись, относящаяся к 21 сентября 1941 года: «Вот уже сутки стоит красная туча над крепостью. Десятки наших тяжелых орудий бьют по ней беспрерывно. Из-за этой тучи нам не видно стен. Сплошной гром. Мы оглохли от этого шквала. А как они? Во всяком случае, я не хотел бы быть на их месте. Мне жаль их... 13 часов. Наши орудия прекратили огонь. Рассеялась туча. Крепость стоит, как скала с обгрызенными утесами. Опять нам ничего не видно. Русские открыли огонь из крепости. Кажется, их еще больше стало. Неподнять головы, их пули поджидают нас на каждом шагу. Как им удалось уцелеть?"
В результате жестоких обстрелов фашистской артиллерией гарнизон крепости понес значительные потери в личном составе. В списке раненых и убитых бойцов крепости, хранящемся в Государственном музее истории Ленинграда, числится 115 человек. Более половины из этого числа защитников Орешка получили тяжелые ранения и были эвакуированы, Несколько десятков бойцов умерли - некоторые в крепости, другие в госпиталях после эвакуации из крепости. Немало воинов погибло при переправе через Неву.
Вражеские обстрелы не сломили стойкости гарнизона. Среди защитников Орешка были подлинные герои. В их числе бойцы Степан Левченко, Иван Долинский, Владимир Траньков, Василий Касаткин, Евгений Усти-ненков, Серафим Кузнецов, матросы Константин Шкляр, Владимир Коньков, Владимир Шелепень, Николай Ко-нюшкин и другие.
10 сентября 1942 года в крепости был праздник: за проявленное мужество и героизм в борьбе с фашистскими захватчиками были награждены многие матросы и командный состав 409-й батареи. Командир батареи П.Н.Кочаненков был награжден орденом Ленина, ордена Красного Знамени были удостоены военком батареи А. Г. Морозов, матросы Н.В.Конюшкин, К.Л.Шкляр, В.И.Шелепень. Несколько человек были награждены орденом Красной Звезды и медалью "За отвагу".
Орденами и медалями были награждены многие командиры и бойцы стрелковых подразделений крепости. Родина высоко оценила их подвиг. Недаром комиссар гарнизона крепости В.А.Марулин свои воспоминания озаглавил: "Рушился камень, но люди стояли..." Он подчеркнул то чувство гордости, которое испытывал и испытывает от сознания того, что с сентября 1941 года по октябрь 1942-го, в течение грозных и суровых тринадцати месяцев, ему довелось быть в числе защитников Шлиссельбургской крепости, быть свидетелем подлинно героических свершений.
Комиссар 409-й морской батареи А.Г.Морозов писал: "Гарнизон Орешка шестнадцать месяцев подряд с честью выполнял ставившиеся перед ним задачи. Фашистам удалось разрушить каменные стены, крепостные сооружения. Они исковеркали металл на перекрытиях зданий, но они не сломили духа и стойкости советских воинов, находившихся в Орешке. Люди, рожденные Великим Октябрем, воспитанные на бессмертных идеях В.И.Ленина, оказались крепче металла и камня".
Единым монолитом делала гарнизон крепости его партийная организация. В 1942 году она увеличилась на 27 человек. Членами партии стали командир стрелкового взвода сержант Г.Д.Цветков, командир орудия рядовой Н.И.Нетужилов, снайпер и разведчик рядовой С.А.Левченко, снайпер рядовой Л.М.Глазман, старшина роты И.И.Воробьев, пулеметчик рядовой Н.А.Яковлев и другие бойцы.
Положение крепости зависело от тех событий, которые происходили на соседних участках Ленинградского фронта. Как уже говорилось, крепость была передовым опорным пунктом 46-й стрелковой дивизии (бывшей 1-й дивизии войск НКВД), оборонявшей правый берег Невы. Из всех подразделений дивизии гарнизон Орешка находился к противнику ближе всего, поэтому на нем лежала особая ответственность: он должен был первым принять на себя удар фашистских войск, если бы они перешли в наступление. Гарнизон крепости своими боевыми действиями показал, что для выполнения этой ответственной задачи он был готов.
Но фашистским войскам было не до наступления. Утром 12 января 1943 года на невских берегах грянул гром артиллерийских орудий, возвестивших о начале наступления советских войск с целью прорыва блокады Ленинграда.

=КОНЕЦ=

 

10


Какого магазина не хватает в Шлиссельбурге
Бытовой техники и электроники
Ювелирного
Мебельного
Обувного
Книжного
Комиссионного
Спортинвентаря
Зоомагазина


Результаты

Результаты всех опросов


Шлиссельбург CITY 2008
Беляев Алексей